17 августа 1877 года в Самару в числе других народовольцев с целью лечения и просвещения крестьян приехала Вера Николаевна Фигнер, впоследствии известная революционерка и писательница.

Она родилась в 1852 году в Казанской губернии, в дворянском семействе обрусевших немцев, и в 1869 году окончила здешние курсы института благородных девиц. В это время ее судьба в первый, но отнюдь не в последний раз оказалась связана с нашим краем.

В декабре 1869 года на балу у знакомых Вера познакомилась с молодым человеком, который оказался Алексеем Филипповым, временным судебным следователем по ряду уездов Самарской губернии.

Примечательно, что на эту престижную должность он был назначен в возрасте всего лишь 24 лет, сразу же после окончания юридического факультета Казанского университета, что объяснялось его отличной учебой.

Встреча Алексея и Веры на провинциальном балу оказалась судьбоносной для обоих, полностью подходя под классическое определение «любви с первого взгляда».

Вот как через много лет Вера вспоминала о своих встречах с Алексеем Филипповым: «…мы встречались часто, разговаривали обо всем, и, к нашему удовольствию, всегда сходились во взглядах, вместе читали книги.

Первый год нашего знакомства еще не кончился, когда 18 октября 1870 года мы обвенчались в сельской церкви в Никифорове».

После венчания Вера стала готовиться к поступлению в Цюрихский университет. Под руководством Алексея она занималась геометрией и алгеброй, совершенствовалась в немецком языке. Одновременно Фигнер уговаривала его бросить государственную службу и уехать вместе с нею в Швейцарию, где собиралась учиться на врача.

В 1871 году она поступила на медицинский факультет Цюрихского университета. В это время ее давление на мужа оказалось настолько сильным, что в августе 1872 года Филиппов все-таки подал прошение об отставке с поста судебного следователя, получил ее — и уехал вслед за женой в Швейцарию.

Но он не знал, что Вера как раз в это время вступила в организацию русских народников. При этом она всячески старалась втянуть в революционную деятельность также и своего мужа, однако Алексей Викторович на сей раз устоял.

Разногласия в политических взглядах супругов в конце концов и стали причиной их разрыва. Весной 1874 года Филиппов подал на развод и возвратился в Самару, где снова поступил на службу в Самарский окружной суд. Официально же его брак с Фигнер был расторгнут лишь в 1876 году.

А Вера тем временем все больше и больше увлекалась революционной деятельностью, что в итоге переросло в смысл всей ее жизни. По первому же вызову революционной организации Вера вернулась в Россию. К тому времени на своем прошлом Фигнер бесповоротно поставила крест.

В 1877 году жизнь этой беспокойной женщины еще раз на некоторое время пересеклась с Самарской губернией. Окончив университет, она 17 августа 1877 года приехала в село Студенцы Самарского уезда, где в течение трех месяцев работала фельдшером.

Вместе с ней в наш край для работы по специальности тогда приехали и другие известные народовольцы: Ю. Богданович – в село Алексеевку, А. Квятковский – в село Страхово, А. Медведев – в село Гвардейцы. Таково было решение штаба «Народной Воли»: всем ее членам, имеющим медицинское или педагогическое образование, следует периодически «ходить в народ», чтобы его лечить, просвещать и прививать ему европейскую культуру.

Образ такого народного врача Базарова, как известно, вывел И.С. Тургенев в своем знаменитом романе «Отцы и дети». Как свидетельствует сама Фигнер, ее трехмесячная деятельность по просвещению народа «в европейском духе» в селе Студенцы была не слишком успешной.

Рассказы об истории и искусстве мужики обычно слушали со вниманием, однако, когда речь заходила о вопросах несправедливого распределения земли между крестьянами и помещиками, все заметно напрягались. Обычно на эти темы отвечали уклончиво, однако по тому, что после лекций Фигнер в Студенцы вдруг зачастил судебный пристав, Вера Николаевна быстро поняла, что о содержании бесед мужики быстро сообщили «куда следует». По этой причине Фигнер была вынуждена бросить практику в Студенцах и уехать в Саратовскую губернию.

Но и там ее ждало разочарование: крестьяне никак не поддавались народовольческой агитации. Из истории известно, что были случаи, когда после особо откровенных призывов к свержению помещиков и самого государя мужики хватали агитатора-народника, вязали его и волокли к приставу, требуя для него «самого сурового наказания».

В целом политика «Народной воли» по «воспитанию крестьян» и подъему массового революционного движения в России в 60-х – 70-х годах XIX века потерпела полный крах. Именно поэтому руководство организации тогда же приняло решение о переходе к тактике индивидуального террора против высших представителей российской власти, в первую очередь против царя.

Вскоре народовольцы начали подготовку к убийству Александра II, что и было осуществлено в 1881 году. Вера Фигнер принимала достаточно активное участие в подготовке теракта, что и привело ее на скамью подсудимых и в камеру Шлиссельбургской крепости, где она провела 20 долгих лет.

Освободившись из тюрьмы в 1904 году, Фигнер через несколько месяцев оказалась за границей. В эмиграции она издала сборник стихотворений, рассказ «Моя няня», а также ряд биографических статей о своих товарищах в сборнике «Галерея шлиссельбургских узников».

В 1915 году Вера Фигнер вернулась в Россию, и вскоре стала свидетелем февральских и октябрьских событий 1917 года.

За уникальное революционное прошлое ей при личном содействии Сталина была установлена персональная пенсия.

В 30-е годы Фигнер неоднократно выступала в защиту арестованных старых большевиков, причем ее саму от репрессий спасал только громадный авторитет и заслуги в борьбе с самодержавием.

Вера Николаевна Фигнер скончалась в Москве в 1942 году, не дожив до своего 90-летия меньше месяца.

Самара today

Наши партнеры