Прошедший год для всех православных людей был связан с именем святого Серафима Саровского, великого старца, явившего в 19 веке мощь подвигов первых христиан. 100 лет прошло со дня его прославления. И сегодня вновь православная Церковь чтит его память.

Первая подробная книга о великом подвижнике вышла в России в 1863 году, через 30 лет после кончины святого и за 40 лет до причисления его к лику святых. За истекший год много было сказано и написано о житии и деяниях старца. А вот как пишет о нём его первый агиограф: «Сын гражданина г. Курска с юных лет влечётся тайным желанием оставить мир и служить исключительно Богу…Никому не знаемый, приходит он юношей в Саровскую обитель, оставив мать, брата, имущество и дом. …Он начинает жизнь свою с первых степеней послушания и смиренно проходит их, привлекая к себе любовь и уважение начальства и братии за своё усердие и кротость. Между тем в глубине души его, ни для кого не заметно, под покровом глубокого смирения созревал внутренний его человек. Его не удовлетворял уже, для других сам по себе тяжкий, труд иноческой жизни: молитвы, пост, послушание, нестяжательность. В нём раскрывается жажда высших и высших подвигов…»

Многие христианские святые ушли из земной жизни почти не известными людям. Несмотря на кажущуюся открытость всей жизни «саровского батюшки», о нём мы знаем только то, что не было сокрыто от глаз его современников: истовая молитва и служение в храме, беседы с посетителями, наставления духовным чадам. Однако многолетние затвор и отшельничество остаются «тайным» периодом. Не говоря уже о том, что не дано большинству из нас понять пути духовного становления святого. Многим из нас не понять, почему при нападении разбойников нестарый ещё Серафим, обладавший богатырской силой, не разбросал душегубов в разные стороны, а смиренно опустил руки. И позже, когда людям удалось схватить преступников, батюшка, на всю жизнь оставшийся искалеченным, сам просил их отпустить и простить.

Святого Серафима, как свидетельствуют современники, не полюбить было невозможно. Даже убеждённые скептики, приезжавшие к нему «полюбопытствовать», отправлялись в обратный путь другими. Саровский чудотворец с любовью и доброжелательством принимал и именитых дворян и чиновников, и простых поселян, приходивших с просьбой вроде этой: «Батюшка, у меня лошадь украли, а мне сказывали, ты угадываешь: не знаешь ли, где она?» Лицеприятие было чуждо подвижнику: он мог отказать в приёме спесивой барыне, которая приехала в Саров просто «из каприза», однако выйти из кельи, чтобы благословить её крепостную служанку. Не стремился он к земным сокровищам: «сокровищами» ласково называл он маленьких детей, прибегавших к нему. Как вспоминает одна современница, её маленькая сестрёнка как-то сказала: «Батюшка только кажется взрослым, а на самом деле он такой, как мы…»

«И вот безвестный и бедный пришелец в Саровскую обитель сделался…не только славой её, но украшением и всей православной Церкви… Никогда не изгладится и память о нём, по слову Писания: Праведник во веки живёт.»