Валентин Гафт провёл мастер-класс для студентов Летней киноакадемии Никиты Михалкова. Знаменитый актёр читал свои стихи, эпиграммы и много шутил, например, рассказал, как учёба в Школе-студии МХАТ помогла ему покорить сердце проститутки.

Metro выбрало самые любопытные цитаты из беседы Гафта.

«Проучившись дней пять на первом курсе школы-студии МХАТ, я думал, зачем нам всё это?! Художники, картины, всё о высоком. Пионервожатый, слегка поддатый. И он нам: «Да, что вы тут ребята да, да ну ладно вам»… Это был Олег Ефремов, кстати. И мне всё казалось каким-то бессмысленным и далёким, а вот дебоширы и пьяницы из моего дома настоящими. Вот где характеры. Вот где жизнь. И проститутки. Была у нас там одна… И мечтой было когда-нибудь… Эх… И вот иду я спустя 6 дней учебы, а у подъезда стоит она и с ней ме.. ме… Мент его звали. А я устлавший от всех этих знаний, со значком МХАТ. И они меня спросили, чего я печален. А я ответил, что студент и она позвала меня к себе. Я пошёл. Там тахта, торшер, виски, о котором я до этого только в «Двух товарищах» у Ремарка читал. И я прилег на тахту и начал выдавать, всё, что узнал за шесть дней. Говорил, что жизнь это тоска, печаль… И она сказала раздевайся. И начала сама. Я сорвал дверь и убежал. Так вот к чему я… Учится надо, всё это питает вас. Надо знать…»

«Назначение актёра – это быть честным перед самим собой. Это удовольствие, за которое платят здоровьем и получают деньги. Боль или радость нужно играть так, как ты это понимаешь, не усиливая, не изображая придуманные эмоции».

«Актёры глупые, мало читают».

«Я не киноартист. Ну, пару раз отказался сняться у Данелии, Захарова. Но нельзя сказать, что я избирателен в ролях. Честно говоря, меня не особо-то и приглашали в кино».

«Закон о запрете мата в искусстве считаю это чушью. Вот когда девочки по улице идут и бл-бл-бл. Вот с этим нужно бороться. Но в произведениях Льва Николаевича, Антона Чехов. Ведь там живописный мат – это часть исследования души человеческой. Ты читаешь, и сразу понятно, о чём речь. С такими законами можно и ребёнка выплеснуть с водой. Я Швыдкому по этому поводу даже матерную эпиграмму написал».

«Вначале в кино у меня были никакие работы. Ну, целовался с Быстрицкой, стеснялся что-то там сказать. Был на подхвате. Например, снимались с Леоновым, мне говорят: «Стой здесь». Леонов проходит мимо меня и делает всё блестяще. А я стою».

«Нонна Мордюкова однажды позвонила по поводу одного фильма, говорит картина говно, но у тебя будут великолепные крупные планы».

Подробнее: Metro

Metro