9 июня 1918 года, после взятия Самары чехословацкими мятежниками, власть в городе полностью перешла в руки Комитета учредительного собрания. Чтобы укрепить свои позиции, Комуч приступил к арестам.

Уже на второй день было схвачено 216 большевиков и красноармейцев, на третий — еще 343. Через несколько дней самарская тюрьма была переполнена. То же самое происходило в Оренбурге, Симбирске, Казани. Заключенных стали отправлять в Сибирь «поездами смерти», в которых люди умирали от жары и голода.

Немудрено, что за спиной у Комуча быстро росло сопротивление. В конспиративной обстановке оставшиеся на свободе большевики Самары обсуждали методы борьбы с контрреволюцией, создавали боевые отряды рабочих. Большевики организовали даже свое «паспортное бюро», которое снабжало подпольщиков фиктивными документами. В городе начался выпуск листовок, а в августе стала выходить нелегальная большевистская газета «Приволжская правда».

На всех заводах шла подпольная работа, создавались вооруженные отряды, готовые вступить в борьбу с «учредилкой». В связи с этим Комуч распорядился ликвидировать военный завод в городе Иващенкове — нынешнем Чапаевске — чтобы «совершенно разрядить район от неблагонадежных элементов». Был закрыт и Трубочный завод в Самаре.

Сопротивление Комучу росло и на селе. В Самарской губернии создавались партизанские отряды. В Домашкинской волости под руководством большевика Антонова партизанский отряд из 42 бойцов быстро вырос до 200 штыков и вел активную борьбу с белогвардейцами.

30 июня Комуч начал мобилизацию в «Народную армию», но набрал в городах всего 5 тысяч добровольцев. Тогда «учредиловцы» решили взять в союзники сельчан, и 1 сентября созвали крестьянский съезд. Но и крестьяне отказывались вступать в «Народную армию». И когда войска Четвертой революционной армии стали подходить к занятой белочехами Самаре, рабочие и крестьянские отряды оказали боевую поддержку красноармейцам. 7 октября 1918 года в Самару вернулась Советская власть. Комуч пал, просуществовав всего четыре месяца.

Самара today