21 мая 1970 года в тольяттинских колониях ИТК-7 и ИТК-16 начались массовые беспорядки с человеческими жертвами.

Сообщение об этом происшествии по закрытому каналу связи сразу же было отправлено в Москву. Вот его сокращенный текст: «Спецсообщение. Министру внутренних дел СССР тов. Щелокову Н.А. Совершенно секретно. 21 мая 1970 года в 20 часов группой злостных нарушителей режима содержания в колониях №№ 16 и 7 УИТУ УВД Куйбышевского облисполкома были организованы массовые беспорядки, участие в которых приняло большое количество осужденных. Участниками беспорядков были совершены нападения на часового поста № 1 Киселева, на помещения камерного типа и штрафных изоляторов, из которых ими были освобождены заключенные, подожжены и разрушены более 28 производственных и жилых зданий… В ходе спецмероприятий к 7 часам 22 мая на территории ИТК-16 и ИТК-7 полностью восстановлены социалистические законность и порядок. По факту массовых беспорядков прокуратурой Куйбышевской области возбуждено уголовное дело. Начальник УВД Куйбышевского облисполкома В.П. Чистяков».

Считается, что одной из главных причин, вызвавшей той весной массовые беспорядки заключенных не только в Тольятти, но и в ряде других городов страны, стало… празднование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. Как помнят старожилы, к этому юбилею страна начала готовиться задолго до апреля 1970 года. Ждали этого события и осужденные в советских колониях, поскольку считали, что к памятной дате власти по традиции объявят широкую амнистию. Однако прошли ленинские торжества, затем наступили майские праздники, а об амнистии так ничего и не было слышно. И к середине мая в ряде колоний СССР был зарегистрирован всплеск преступности, а кое-где произошли гораздо более серьезные инциденты.

Что касается Тольятти, то здесь, как затем установило следствие, все началось в ИТК-16. Формальным поводом для начала бунта стало неподчинение осужденного Виталия Чернышова требованиям часового поста № 1 Анатолия Киселева. Солдат со своей вышки увидел, как заключенный выламывает доску на внешнем ограждении колонии. Окрик и предупредительный выстрел в воздух на Чернышова не подействовали, и тогда Киселев дал очередь из автомата по ногам нарушителя.

Заключенный был легко ранен в бедро и отправлен в лазарет, но по зоне тут же полетел слух, что часовой ни за что убил совсем молодого парня. Всего через час после инцидента в колонии начались разрушения и поджоги, а затем арестанты стали избивать сотрудников администрации.

Из приговора по уголовному делу о массовых беспорядках: «Ранение в ногу заключенного Чернышова… злостные нарушители режима содержания (далее перечислено 11 фамилий ) и другие использовали как повод для нападения на представителей администрации и организации погромов и поджогов. Перечисленные лица во главе с Можаевым собрали вокруг себя группу осужденных численностью более 100 человек, которые стали бросать камни и палки в контролеров. При этом Мочальников и Васюк залезли на крышу барака 2-го и 9-го отрядов, свалили четыре печные трубы, а кирпичи от них передавали другим осужденным, чтобы те бросали в представителей администрации… После этого группа заключенных численностью около 50 человек во главе с Богачевым разрушила и подожгла забор, разделяющий промышленную и жилую зоны, разгромила ограждения ПКТ и ШИЗО… Участникам беспорядков удалось освободить из ШИЗО 43 злостных нарушителей режима содержания. В их числе были Фофонов и Сопляков, которые вскрыли сейф ШИЗО и уничтожили документы на водворение сюда заключенных. После этого помещение ПКТ и ШИЗО было подожжено».

Руководство бунтом взяли на себя «авторитеты» Александр Богачев и Александр Яхонов, которые призвали всех пойти в соседнюю колонию № 7, отделенную от ИТК-16 только двойным забором. По их призыву заключенные свалили забор между зонами, и в ИТК-7 освободила 19 злостных нарушителей режима, в том числе местного «смотрящего» Михаила Феоктистова. После этого пьяная толпа зверски убила контролера ШИЗО Т.С. Ронжина, а потом подожгла помещение изолятора. К 20 часам 21 мая в ИТК-16 и ИТК-7 горели почти все строения: здания штабов, склады, медпункт, магазин, столовая и некоторые бараки. Начались расправы над активистами колонии. Были жестоко избиты завхоз Макаров и еще около 20 человек, а заключенный Умец получил семь ножевых ранений, от которых скончался.

К 22 часам на место происшествия прибыл начальник ИТК-16 Ф.И. Гуреев, который попытался разрядить ситуацию мирным путем. Однако он был схвачен и избит участниками бунта, и только чудом избежал смерти. Также были избиты замполит колонии В.И. Брунер и начальник оперчасти Н.В. Костюк. После этого до прибытия внутренних войск никто из администрации на территорию колонии войти больше не рискнул.

К операции по подавлению бунта власти приступили в час ночи. По сигналу быстро открылись основные ворота в жилой зоне ИТК-16, и на территорию колонии вошли оперативные группы. Впереди шли офицеры, вооруженные автоматами, за ними — бойцы с собаками. И едва лишь стали открываться ворота, как все участники беспорядков разбежались по уцелевшим баракам и попрятались, кто куда смог. С рассветом на место происшествия прибыла большая следственная бригада, составленная из работников прокуратуры, милиции и КГБ.

Следствие по факту массовых беспорядков в ИТК-16 и ИТК-7 шло более года. На скамье подсудимых по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 77-1 УК РСФСР (действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений) и ст. 79 УК РСФСР (массовые беспорядки) оказалось 32 человека из числа осужденных. Слушание уголовного дело было поручено судье Куйбышевского областного суда А.В. Дунаеву. Процесс проходил под усиленной охраной подразделений внутренних войск в здании Сызранского следственного изолятора № 2, более известного как Сызранская тюрьма.

Эти судебные слушания продолжались в течение лета 1971 года. Все подсудимые были признаны виновными. Из них 29 человек по приговору получили от 2 до 15 лет лишения свободы, а лидеры массовых беспорядков (Феоктистов, Яхонов и Богачев) были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Просьбы о помиловании, направленные осужденными в Верховный суд СССР и Президиум Верховного Совета СССР, были отклонены. Приговор привели в исполнение в 1972 году.

Самара today