29 апреля 1931 года в Жигулевских горах начали свою работу особые изыскательские партии института «Водно- и инженерно-геологические исследования для Волгостроя» под общим руководством инженера А.С.Баркова с целью изучения района намечаемого строительства Куйбышевской ГЭС.

Идея возведения гидроэлектростанции на Волге у Самары, в Жигулевских воротах, впервые была озвучена инженером Г.М. Кржижановским еще в 1913 году. Но лишь при советской власти эту идею решили довести до стадии реального воплощения. В 1930 году ЦК ВКП (б) принял постановление, в котором Госплану СССР поручалось приступить к проектным изысканиям на месте предполагаемого гидроузла.

Предполагалось, что уже в апреле 1932 года Совнаркомом СССР будет утвержден проект такого строительства. В начале 1931 года в Жигулевские горы прибыли особые изыскательские партии института «Водно- и инженерно-геологические исследования для Волгостроя», которые работали здесь под общим руководством инженера А.С. Баркова. Первый раз они вышли на полевые маршруты 29 апреля 1931 года. Отряды геологов в течение полутора лет изучали потоки подземных жигулевских вод, уточняли внутреннее строение горных массивов, наносили на карту разнообразные карстовые структуры, в первую очередь малоизученных пещерных систем, некоторые из которых, как тогда выяснилось, пронизывали всю горную толщу Жигулей чуть ли не насквозь.

Наиболее подробно геологи обследовали овражные долины Жигулей на участке от Гавриловой Поляны до карьера «Богатырь». Горные инженеры через пещеры смогли также проникнуть в систему подземелий Самарской Луки, куда до них еще ни разу не ступала нога изыскателя. При этом лишь совсем недавно выяснилось, что во время своих путешествий по жигулевским недрам им не раз встречались, мягко говоря, не совсем обычные явления, о неразглашении сведений о которых изыскатели в свое время дали подписку компетентным органам.

Например, в подземельях Жигулей было обнаружено фиолетовое свечение ледяных и каменных глыб, что указывает на наличие в них значительных включений радия. Распад этого радиоактивного химического элемента вызывает ионизацию воздуха и свечение окружающих горных пород. Наличие радия, урана и прочих радиоактивных химических элементов в недрах нашей области, в том числе и на Самарской Луке, геологическими исследованиями было подтверждено лишь в 70-е – 80-е годы ХХ века. Предполагается, что некоторые урановые и радиевые пласты, залегающие сравнительно недалеко от поверхности земли, могут быть основой для разработки этого нового для Самарской области полезного ископаемого.

А в других пещерах изыскатели увидели и вовсе фантастическую картину. Вот выдержка из их воспоминаний: «Когда мы приблизились к одному из огромных ледяных блоков, освещенных все тем же голубоватым сиянием, мы просто остолбенели. Из глубины ледяного панциря на нас смотрел… громадный медведь. Встав на задние лапы, он словно бы тянулся вперед, как будто стремился достать до непрошеных пришельцев. Но когда первое потрясение от встречи с замороженным медведем прошло, мы все, словно зачарованные невероятным зрелищем, пошли дальше по залу — от глыбы к глыбе. Удивительно, но страха ни у кого из нас не было — может быть, от непомерной усталости. Чем дальше мы шли, тем больше замерзших экспонатов этого странного подземного музея нам встречалось. Вот перед нами в глыбе льда возник еще один медведь, вот какая-то огромная птица, вот лось, олень, еще один медведь, и еще какие-то вовсе уж непонятные звери… Настоящая подземная кунсткамера!»

Тексты этих воспоминаний бывших сотрудников особой геологической партии Волгостроя ныне хранятся в коллекции самарской неправительственной исследовательской организации «Авеста». Ее сотрудники записывали их рассказы в конце 80-х годов, но поскольку в настоящее время никого из геологов группы Баркова уже нет в живых, ни подтвердить, ни опровергнуть приведенные запечатленные на бумаге факты сейчас уже невозможно.

Горные инженеры изучали также систему так называемых Ширяевских штолен, входы которых в виде квадратных «окон» хорошо заметны на горе выше села Ширяево. Основным разработчиком этих штолен был Северохимический трест (СХТ), деятельность которого в 20-е – 30-е годы ХХ века была засекречена. Данное обстоятельство объясняется двумя причинами. Во-первых, большая часть тяжелой физической работы на объекте велась силами заключенных, которые содержались в отдельном лагерном пункте № 1, расположенном у села Гаврилова Поляна. Во-вторых, значительная часть продукции треста шла на оборонные химические предприятия, где она использовалась для производства взрывчатых и отравляющих веществ.

После полуторагодовых исследований подземного мира Жигулей вывод геологов группы Баркова оказался однозначным: строить гидроэлектростанцию в Жигулевских воротах крайне рискованно. Из-за громадного числа глубинных трещин, пустот и полостей, по мнению горных специалистов, почти сразу же после сооружения плотины начнется утечка воды из водохранилища в обход гидроузла. А подобный катаклизм вызовет затопление не только всей территории Самары, но и множества других городов, находящихся ниже нее по течению Волги.

Именно благодаря этим подробнейшим изысканиям геологов из группы А.С. Баркова в сентябре 1940 года уже начавшиеся работы по подготовке строительства Куйбышевской ГЭС в створе Жигулевских ворот были законсервированы на неопределенный срок. А после Великой Отечественной войны правительство СССР и вовсе отказалось от проекта возведения гидроузла на этом месте. Его строительство было перенесено на 80 километров выше по течению Волги – в район города Ставрополя. Как известно, именно здесь в августе 1950 года и началось сооружение гидроэлектростанции, в то время — крупнейшей в мире.

Самара today