Как и сегодня, сто лет назад одним из самых любимых праздников в Самаре было Рождество. Предшествующая ему неделя была неделей благотворительности. На все общественные балы и концерты заранее готовились красивые билеты, выручка от продажи которых шла в пользу бедных.

Жена губернатора Протасьева Анна Васильевна, она же председательница общества попечения бедных и Мариинского приюта детей воинов, обычно проводила в пользу сирот танцевальные вечера-балы с беспроигрышной лотереей. Самарские газеты писали про местных меценатов: «Попечитель смешанного приходского училища И.Костерин пожертвовал на елку учеников училища 150 рублей. Купец Аржанов пожертвовал в пользу неимущих Самары 1000 рублей».

Владелец пивоваренного завода Альфред фон Вакано в своем доме на набережной напротив пристани «Самолет» на каждый новогодний праздник собирал бедных детей и дарил им новое платье и обувь. Обычно готовилось до тысячи комплектов таких подарков на разные возраста.

В самарском яхт-клубе обычно проводился благотворительный костюмированный бал с призами за оригинальные костюмы. Например, в 1911 году первый приз получила госпожа Шумова за костюм маркизы. Второе место заняла госпожа Лебер, появившись в костюме куколки. В зале же коммерческого собрания на маскараде первой премией была бриллиантовая брошь с рубинами, второй – золотые часы с эмалью. Мужчин ждал серебряный сервиз для ликера и серебряный портсигар. А на благотворительном базаре потомственной дворянки Надежды Батюшковой главными выигрышами в лотерее были… лошадь и осел. Но все собранные от лотереи деньги также шли в пользу бедных.

Во многих гимназиях и училищах Самары в рождественские дни также проходили рождественские балы. В учебных заведениях для мальчиков бал обычно проводился совместно с женской гимназией. Мальчишки на этих вечерах впервые ощущали себя настоящими кавалерами, а нарядно одетые юные красавицы старались выглядеть взрослыми дамами.

На Соборной площади (ныне площадь Куйбышева) с Нового Года до святочных дней стояла огромная елка. Вокруг ее горожане водили хороводы, пели песни. Стреляли друг в друга из хлопушек, жгли бенгальские огни, из-за которых нередко загорались шубы и шапки. С ледяных горок, устроенных на площади, с удовольствием катались не только дети, но и взрослые.

К городской елке собирались сотни нищих и просили у пьяненьких господ денег на водку. Те обычно охотно давали монетки, а богатые купцы нередко бросали в толпу людей деньги и сладости и, смеясь, наблюдали за начавшейся пьяной потасовкой.

В Струковском саду тоже ставилась и наряжалась большая елка, но особой популярностью здесь пользовался каток. Рядом с домом господина Журавлева на Дворянской улице был сооружен специальный торговый павильон, реклама которого гласила: «Катание происходит по образцу столичных Скетинг-Ринг и под руководством приглашенного из Лондона всемирного чемпиона, профессора по катанию на роликовых коньках А.Диксон». В Рождественские дни в Струковском саду под оркестр Измайловского полка катались с 7 часов вечера и до глубокой ночи. Это были лучшие праздничные дни старой Самары.

Самара today