Разрыв между богатыми и бедными регионами страны почти не сокращается. За последнее десятилетие уменьшилась лишь разница в доходах граждан. По уровню зарплат некоторые регионы даже догоняют столичный уровень, говорится в исследовании аудиторско-консалтинговой компании ФБК.

Эксперты сравнили три критерия: средний доход, зарплату и валовой региональный продукт (ВРП) на душу населения. Так вот, зарплата в 10 самых богатых областях по итогам прошлого года оказалась в среднем в пять раз больше, чем в 10 самых бедных. В 2000-ом году она была больше в десять раз. Что касается дифференциации по ВРП, то с 2000 года она практически не изменилась, сократившись за эти годы с 3,8 до 3-х раз.

Приблизиться к уровню столичных зарплат многим регионам не хватит и ста лет, иронизируют эксперты, комментируя результаты исследования. Неплохие шансы в этом имеют лишь нефтегазодобывающие районы. Сегодня нефтяники получают неплохие зарплаты, рассказал Алексей Скопин, доктор географических наук, профессор Высшей школы экономики (ВШЭ): «Конечно, в основном на больших деньгах «сидит» топ-менеджмент этих компаний, для простых работников этой отрасли — 30-40 тысяч рублей в месяц — это потолок. Не секрет, что именно менеджмент нефтегазовых компаний является главной потребительской группой товара luxury-класса. Они скупают дорогую недвижимость, машины и позволяют себе шикарный отдых за границей».

Помимо нефтегазодобывающих в России можно отметить еще три группы регионов, положение которых можно оценить как выше среднего. Например, за счет устойчивой системы управления, которая привлекает инвесторов, особенно заметны сегодня Липецкая область, где был зафиксирован 46% рост промышленного производства за год, и Белгородская — рост ВРП за год там составил 12%.

Еще одна группа появилась совсем недавно. К ней относятся северокавказские республики, которые ранее считались сильно отстающими, а сейчас приближаются к устойчивому экономическому уровню за счет денежных дотаций. «Всем известно, как усиленно «кормят» деньгами Чечню, — говорит г-н Скопин. — То же самое происходит в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии и Дагестане. За счет этих дотаций понемногу снижают терроризм, но одновременно наращивают коррупционные проблемы. И если в Чечне, несмотря на критику, все же реализуются интересные проекты, то от Дагестана, куда денег поступает больше, чем в 10 других российских регионов, к сожалению, вообще нет никакой отдачи. Более того, криминальная проблема только нарастает».

И наконец, традиционно уходит вперед московско-питерская группа, оставляя все остальные регионы далеко позади. Что касается разницы по зарплатам в Москве и в среднем по регионам, то она в столице больше даже не в пять раз, как сказано в исследовании ФБК, а минимум в восемь, считает Скопин. «В Москве, например, учитель английского языка зарабатывает 60 тысяч рублей в месяц, в Московской области — 15 тысяч, а во Владимирской — учитель с той же нагрузкой получает в лучшем случае 8 тысяч рублей. Особенно колоссальный разрыв в бюджетной сфере — пропадают надбавки, которые полагаются в столице», — отмечает эксперт. Причем самое большое отставание по всем показателям по сравнению со столицами сегодня отмечается по Дальнему Востоку. Дифференциация не только сокращается, а наоборот усиливается за счет появления этих отдельных групп. Среди общей массы, они, может, и выглядят лучше, чем 10 лет назад, вот только все остальные регионы как были «экономической пустыней», так и остались, приходят к выводу эксперты.

Достичь полного выравнивания экономической ситуации в регионах практически не возможно, считает Леонид Смирнягин, профессор географического факультета МГУ. Однако, по словам эксперта, это не значит, что к этому не надо стремиться. В качестве позитивного он отмечает тот факт, что экономическая дифференциация регионов существенно меньше, нежели дифференциация населения (разрыв между самыми богатыми и самыми бедными за 2000-е годы вырос с 13,5 до 16 раз). Правда, он признал, что теме выравнивания экономического положения субъектов Федерации власти уделяют незаслуженно мало внимания, и высказался за модернизацию механизмов субсидирования дотационных регионов.

Политика выравнивания в России действовала строго до 90-х годов, напоминает Скопин. «Когда вы приезжали на Камчатку, то видели все те же магазины с теми же ценниками (пусть чуть выше), что и в Москве, — говорит эксперт. — Но не было оснований для дифференциации по доходам: действовал запрет на частную собственность, полагалось максимум шесть соток на семью. Все эти ограничители действовали как выравнивающие. Потом случилась приватизация, и тут же возникла группа людей, которые стали очень богатыми. И каждая следующая реформа приводила к тому, что появлялись миллионеры, миллиардеры и олигархи из списка Forbes. Социальные группы с разными уровнями доходов все это время только увеличивались». Та же самая дифференциация, по его словам, происходит и с регионами. Какие-то из них хорошо выиграли на этой приватизации, а многие в одночасье стали никому не нужны. В очень плохой ситуации оказались регионы, где расположены предприятия военно-промышленного комплекса, шахтерские и моногорода.

В современной России граница дифференциации гораздо в большей степени пролегает даже не между регионами, а внутри каждого из них — между крупнейшими городами и деревней, отмечает Максим Дианов, заместитель руководителя Федеральной службы государственной статистики РФ. «Так что если мы используем общие статистические данные по региону, то картина в любом случае получится нарисованной крупными мазками», — отметил эксперт на презентации доклада ФБК. Снижение межрегиональной дифференциации, по словам Дианова, явление, безусловно, позитивное, вопрос лишь в том, какую стратегию выберет Минрегион для дальнейшего исправления ситуации.

Финам.инфо ссылка на статью