Клоунада может быть классической. Но может ли быть клоунской музыка? Или профессиональные клоун и музыкант смогут обеспечить гармонию двум, казалось бы, несовместимым понятиям – клоунаде и классическое музыке?

Наверное, гениям это удастся, и к чародейству известного на весь мир клоуна Вячеслава Полунина добавится исполнительское мастерство знаменитого скрипача Гидона Кремера, чей оркестр Kremerata Baltica в скором времени выступит в Израиле вместе с труппой Полунина.

Снежный шар – знаменитое Snow show Полунина вот уже более двух десятилетий с успехом перелетает через границы стран и континентов. И это интервью было записано по другую сторону экватора, на находящемся во французском владении острове Реюньоне, расположенном в Индийском океане, рядом с Мадагаскаром. Тамошние зрители впервые увидели Snow show…

Слава, а вдруг союз непреходящей, серьезной классики и совсем не серьезной клоунады не оценят?

— Оценивать можно лишь то, что появилось на свет. Пока же наша работа с Гидоном Кремером – это наметки, пробы, репетиции. Я уверен, этот союз будет успешным. Не только для нас с Kremerata Baltica, но и для зрителей. И израильтяне будут первыми, кто сможет это оценить.

И, возможно, еще не видя, упрекнуть – мол, клоун замахнулся на святое искусство?

— Я спокойно отношусь к такого рода упрекам. Идея понравилась не только мне. А у зрителя всегда есть выбор: нравится работа – зритель приходит на представление, нет – человека нет в зале.

— Но ведь клоунада, вроде бы, по своей сути, призвана смешить, а не заставлять задумываться…

— Так, чаще всего, считают критики. Но и они не едины в своих оценках. Клоунада вовсе не призвана вызывать у зрителя животный смех, хороший клоун сможет и слезы заставить пролиться, позволить зрителю задуматься над прошлым и настоящим. Разнообразие мнений и оценок критиков – своего рода плюс, ведь критик – тот же зритель, которому новое может быть по душе, даже если оно идет вразрез с существующими канонами.

В XXI веке у клоунады есть каноны?!

— Как-то так сложилось, что в последние полвека клоунада стала относиться к разряду развлечений для детей, и многие мои коллеги не стали развивать этот вид искусства, а начали копировать его старые образцы – говорили старым языком на старые темы. И это при том, что развитие тех же детей в XVIII веке и сегодня существенно отличается!

Клоунада – это смешить или высмеивать?

— Это выбор клоуна: один предпочитает быть шутом, другой – разить сатирой. У каждого своя дорога. Кто я? Я – романтик.

Есть русский балет и русский театр, русская литература и русское кино. А русская клоунада?

— Если говорить о наших днях, то последствия железного занавеса дают о себе знать: российскую клоунаду воспринимают в Европе и Новом свете все еще исключительно в привязке к образу Олега Попова. Но все больше и больше узнают другую, более современную школу. Да, некий славянский дух, славянская душа в мировой клоунаде присутствуют. В образе расхристанного человечка-клоуна, умеющего открыть свою душу зрителям так, что они сопереживают всему, что происходит с ним. Такого другие клоуны нигде в мире не умеют.

А, быть может, достаточно лишь привычной атрибутики – парика, гуттаперчевого красного носа?

— Эта атрибутика менялась: то привычно клоунскими были широкие штаны, то чаплинские котелок и тросточка. Это все детали, не рисующие, а завершающие образ. Главное в клоуне – не его костюм, а то, что и как он делает.

Почему клоунада не потеряла поклонников в век Интернета? Певцы и актеры жалуются на то, что у них стало гораздо меньше зрителей, поскольку основная часть людей спокойно слушает концерты и смотрит кинофильмы, скачивая их из всемирной паутины.

— Но все же театры и концертные площадки не закрылись. Ни сейчас, ни в эпоху расцвета телевидения. Хотя все чуть ли не в один голос предвещали скорый конец и театрам, и кинозалам. Прямой контакт актера со зрителем, находящимся в зале, — это совсем другой вид коммуникации. Причем для обеих сторон. Никакой Интернет, никакой другой вид связи, не предусматривающий такой вот контакт, не смогут обеспечить главного – эффекта сопереживания и единой чувственной атмосферы, за которыми клоун выходит на арену или сцену, а зрители приходят на представление.

Кто был инициатором дуэта Полунин-Кремер? Он возник спонтанно или долго готовился?

— Мысль витала в воздухе давно, и мы считали ее из эфира с Гидоном практически одновременно: мне давно хотелось сделать шоу на основе классической музыки, а Кремеру попробовать с чем-то, не ассоциирующимся с классикой. Гидон позвонил мне, и мы начали интенсивно работать.

Успех делить будет несложно? Не будете еще и делить зрителей – одни пришли на Кремера, а другие на Полунина…

— Мы с Гидоном – люди щедрые, делить аплодисменты и благодарные отзывы нам не придется. Будь я эгоистом, то вряд ли бы устраивал фестивали, в которых принимают участие известные и пока еще не очень артисты и музыканты; вряд ли точно так же поступал бы, относись он ревностно только к своей славе, и Кремер.

На клоуна можно выучиться или это дар божий?

— Большие вершины покоряются лишь талантам. Хотя, зрители, побывавшие на наших представлениях, говорят, что, увидев их несколько раз, начинают открывать в себе клоунские способности и чувствовать себя более свободно и открыто.

Алексей Осипов

Самара today