Журналист Михаил Садчиков – давний друг Пугачевой и Киркорова. Ему посчастливилось сопровождать их в гастрольных поездках по белу свету и наблюдать в нестандартных ситуациях. В канун юбилея Аллы Борисовны он решил расшифровать записи, которые были сделаны во время дружеских посиделок с примадонной.

15 апреля Алле Пугачевой исполнилось 55. Накануне юбилея, во время гастролей по Украине, Алла Борисовна объявила, что уходит на пенсию (в России 55 – пенсионный возраст для женщин), бросает петь-гастролировать и сосредоточит усилия на производстве чипсов. Пугает!

Впрочем, Пугачева непредсказуема. Свое 50-летие она праздновала с друзьями и близкими в трех залах «Метрополя». Тогда же получила в Кремле орден «За заслуги перед Отечеством» – из рук Ельцина, пошутившего насчет «жизни в эпоху Пугачевой». И подарки она получала самые разные – от «Линкольна» до личного памятника во дворе. Ничем Аллу Борисовну сегодня не удивишь! Разве что ностальгическими рассказами о былом…

Журналист Михаил Садчиков – давний друг Пугачевой и Киркорова. Ему посчастливилось сопровождать их в гастрольных поездках по белу свету и наблюдать в нестандартных ситуациях. В канун юбилея Аллы Борисовны он решил расшифровать записи, которые были сделаны во время дружеских посиделок с примадонной.

Однажды на вилле в Кесарии, где остановились Алла с Филиппом во время гастролей Киркорова по Израилю (Пугачева не выступала, а только сопровождала мужа), я сидел в кресле и что-то читал. По веранде ходила Алла Борисовна. Вдруг она вошла в дом, раскинула руки и, обратясь ко мне, произнесла отстраненно, слегка нараспев: «Странно было видеть Пугачеву, довольствующуюся вторыми ролями, смиренно выполняющую роль жены. Такое впечатление, что когда-то она была лишена всего этого, оторвана от жизни простых людей…»

   Позже в сумерках Алла прогуливалась по саду, изредка поглядывая на звездное небо. Зная, что она меня не видит, я спокойно наблюдал за ней. Вдруг Пугачева резко остановилась, подняла руки вверх и произнесла: «Силы небесные! Не покидайте меня! Продолжение следует». Завершив эту тираду, она рассмеялась. Я тоже.

Пугачева и сны

   На вилле в Кесарии спится великолепно. И сны снятся удивительные. Алла рассказывает:

   – Приснилось мне, Миша, что я вижу огромнейшую птицу – примерно такую же, как у Кузьмина в клипе. Вот эта птица над нашим старым домом летит, а у нее такой как бы поводочек свисает. Я думаю: «О, это у меня видеокассета такая!» Тем не менее я этот поводочек придерживаю: подожди, мол, сюда надо спуститься! Потом я пошла куда-то в подвал. Там сидят какие-то художники, кругом чистенько – евроремонт! Картины у них очень симпатичные, все расставлены. И один говорит: «Я же помню, вы тоже рисуете!» – «Да, – говорю, – рисую понемножку». – «А как вы сами ваш стиль называете?» Я отвечаю: «Линейный ущербизм!» Он искренне удивляется: что, мол, это такое? Я объясняю: «Знаете, когда я чувствую себя ущербной, то начинаю всякие линии рисовать, из этого что-то получается, и мои закомплексованность и ущербность как бы уходят в рисунок».

   Кстати, подвал мне часто снится. Правда, давно не снился этот старый дом. А тут приснился – да еще с такой огромной птицей, как в кино. Все ахают: «Ой, смотрите!» А я говорю: «Да, это моя птица». Она, как огромный самолет, летит над нашим маленьким домиком, а я ее за поводочек придерживаю…

Пугачева и Кобзон

   В Кесарии Алла Борисовна по просьбе Иосифа Кобзона написала предисловие к его юбилейному фотоальбому, и я помогал ей в литературной записи. Когда все было готово, попросил:

   – А вспомните еще какой-то личный эпизод в ваших отношениях! Вы ведь оба необычные люди.

   И она тут же ответила:

   – Помню, был у Иосифа Давыдовича какой-то кризис – душевный и творческий. У меня тоже было скверно на душе. В общем, мы так душевно посидели у него на даче!.. А там на ночь выпускались злые собаки. Так мы, поймав кураж, в ночи, по холоду, выскочили во двор, и, когда собаки нагло подбежали к нам, обнажив клыки, мы на них так цыкнули: «Пошли вон отсюда!» – и продолжали разговор. Псы настолько обалдели от такой нашей наглости, что оставили нас в покое.

   – Люди с такой энергетикой, как у вас с Кобзоном, любого хищника осадят…

   – А я тогда видела его слезы. Мы плакали вместе. Такая тема больная была: невостребованность, неудовлетворенность – самое ужасное для артиста.

   – Для меня все-таки загадка – успехи Кобзона в большом бизнесе…

   – Почему? Нет ничего загадочного. Может быть, как раз в этом и заключается секрет Кобзона, что, другим помогая, он себе помочь никак не мог. Ему некогда было себе помогать! И бизнес практически его спас. Он в бизнесе нашел творческий момент. Общение с людьми другого порядка, другой среды. Он там наверняка тоже был в диковинку: мог петь за столом, тамадить. У меня теперь тоже появилась возможность общения с людьми не эстрадного круга: я же на обуви или чипсах бизнеса особого не делаю!

Пугачева и знахари

   – Алла Борисовна, к вашим услугам нынче лучшие клиники, самые достойные доктора. Но случалось ли вам обращаться к народной медицине, к знахарям?

   – Тетушка моя, тетя Клава, папина сестра, когда еще родители молодые были, вышла замуж за дядю Фиму. Она такая веселая, здоровая была – и тут вдруг заболела. Непонятно, что с ней – ну прямо чахнет человек. Чах-нет! Лежит без сил, худеет, не ест, не пьет. И вот тогда Муська (другая моя тетя – Муся) нашла где-то за городом старушку-кудесницу. Привезли туда Клаву. Старушка яйца катала, что-то говорила, а потом приказала: «Значит, так. Везите свою Клаву домой, заприте ворота, а кто будет стучаться – не открывайте! Как бы ни просили, ни умоляли – не открывайте!»

   Так и поступили, пришли домой, ворота заперли, а через какое-то время стала стучаться соседка, которая в доме напротив жила. Причем стучалась особенно настойчиво, умоляла: «Клава, открой! Я прошу тебя! Клава, открой ворота!» Билась она, наверное, целый час как сумасшедшая. Но не открыли. Через день Клава поднялась с постели. Начала есть, говорить, готовить, веселиться. А соседи те вскоре съехали в неизвестном направлении.

   – Алла Борисовна, вы же можете эту историю знать только по рассказам! Почему же все так отчетливо запомнили?

   – А Муся мне эту историю рассказывала, когда я сама вдруг ослепла. Пропало зрение, и все! В тот самый момент рассказывала, когда по мне яйца катала! Рассказывает – и вдруг звонок в дверь. Я говорю: «Отключите звонок! Никого не хочу сейчас слышать!» Отключили. И вдруг в дверь как начали биться. Была одна чудная баба, блаженная, в соседках. Как она принялась лупить в нашу дверь кованую! Вызвали милицию – так три милиционера не могли ее оттащить. Я же по стеночке, по стеночке пошла и в глазок вижу, что милиционеры ее в лифт никак не могут впихнуть. До меня сразу не дошло, что я вижу!

   – Это какой год-то был?

   – Восемьдесят третий – четвертый. Так вот, до меня сразу не дошло, что я уже вижу. Вот и не верь после этого в народные средства, в то же катание яиц!

   – У вас зрение тогда пропало на нервной почве?

   – Кто ж это знает! Меня знаменитые доктора лечили глюкозами-шмукозами. Чего только не делали! Думали, что осложнение после гриппа. Диагноз был, по-моему, воспаление глазного нерва, а в этих случаях человек нередко вообще теряет зрение.

   Что это было? Непонятно. Я стала умываться, открыла глаза и чувствую: что-то попало в глаза, никак не могу протереть, как будто вазелином намазали. Не могу понять: светло или темно? Сначала мы смеялись, потом придумывали, как я на сцену буду выходить (предстояли сольники в «Олимпийском» в Москве), как мне обозначить границы сцены. Хихикали, хихикали – день, два… Стали пробовать лечить меня как-то. Четыре дня прошли без подвижек. Мне уже стал сниться сон, что я просыпаюсь и вижу красивую картину, а на самом деле просыпалась и ничего не видела. Неделю это длилось, я уже едва в психопатство не впала. Тогда Муся решила яйца покатать, изгнать дьявольщину… И вот представьте: все точь-в-точь повторилось.

Пугачева и лже-Чумак

   – История эта произошла в то время, когда только-только вошел в моду экстрасенс Алан Чумак. Все о нем говорили, а я ни разу не видела и не представляла, как он может выглядеть. И вот после концерта в Киеве я пришла в гостиничный номер, включила телевизор, а там мужик какой-то лысоватый вещает, да так убедительно:

   – Если у вас есть духи, крем, вода – приносите и поставьте перед телевизором. Мы будем заряжать их!

   Я быстренько соображаю: что бы мне такое взять? Схватила какой-то пузырек, поставила.

   – Встаньте перед телевизором!

   Встала.

   – Поднимите правую ногу!.. А теперь поднимите правое колено!

   Я все проделала и слышу:

   – А теперь посмотрите, как вы по-дурацки выглядите!!!

   Сначала я хохотала, а потом мне стало так стыдно. Оказывается, это была пародия на Чумака!

Пугачева и чудеса

   На дружеских посиделках Алла демонстрирует свои удивительные способности. Прежде чем рассказать о них, предлагаю вам, читатели, испытать себя.

   Возьмите колоду карт, перемешайте их, а затем вынимайте по одной – так, чтобы вам была видна лишь внешняя сторона, а вашему партнеру – внутренняя. От вас требуется всего ничего – определить, какого цвета карта с невидимой вам стороны: красная или черная? Попробуйте отгадать подряд пять, десять, пятнадцать карт. Всего два варианта, а как легко ошибиться!

   Так вот Алла Борисовна никогда не ошибается. Держа в левой руке карту, она поглаживает пальцами правой руки невидимую сторону и с удивительной точностью объявляет: «Красная!», «Черная!». Алла легко определяет цвет карт всей колоды!

   – Как вы это делаете, Алла Борисовна? Как считываете информацию? Интуиция?

   – Для меня это так естественно: красное, черное. У меня был черный балахон, был красный. Это как ноты: ми, до, ми, до.

   – Хорошо, а определить, бубны или черви, сможете?

   – Ну нет! Если б я это могла, тогда тут не сидела бы.

   – Вы, наверное, в карты хорошо играете?

   – Никогда не играю.

   К тем чудесам, которые Алла демонстрировала под настроение, относится и такое: компания загадывает любое число, одно из десяти – например, семь. Из другой комнаты зовут Аллу, которая входит, смотрит в глаза кому-то из присутствующих и в течение пяти-десяти секунд безошибочно произносит вслух именно эту загаданную цифру. Как она это делает? Похоже, и сама не знает.

Пугачева и тусовки

   – Алла Борисовна, как вы чувствуете себя на светских приемах? Газеты пестрят вашими фотографиями, сделанными на тусовках.

   – Там не ешь, не пьешь, стараешься держать лицо, осанку, потому что находишься под прицелом фотокамер, и можно не сомневаться в том, что будут выбраны снимки в самом неудачном ракурсе, а под ними появятся какие-то гнусные подписи. Я, правда, надеюсь, что люди, которые мне верят, меня любят, весь этот бред оценивают по достоинству. Если буду думать о том, что мои зрители действительно верят в написанное, то с каким тогда отношением выходить на сцену? Кому-то, видно, очень нужно капать на мозги: мол, надоела, хватит, пора уступать дорогу молодежи! А кому я мешаю? Грош цена такой молодежи, которая в самые активные свои годы не в состоянии пробиться!

   – Что вас больше всего раздражает?

   – Телевизор. Это же настоящее поле битвы. И не только в политике. Постоянные драки, погони, стрельба. Я уже не могу слышать голоса актеров, озвучивающих этот конвейер, – одни и те же голоса. С удовольствием смотрю советские фильмы. Мои любимые картины: «Летят журавли», «Собачье сердце», «Собака на сене», из детства – «Последний дюйм», из юности – «Искатели приключений».

Пугачева и поклонники

   Алла с Филиппом совершают шоппинг (кстати, Алле принадлежит фраза: «От шоппинга я сатанею!»). Продавец, еврейская дама средних лет, увидев Пугачеву у своего прилавка, произносит, грассируя:

   – О Пгимадонна! И можно вам сказать: «Бгаво!»?

   Алла Борисовна в своем стиле:

   – Говорите!

   Продавец:

   – Бг-г-аво!

Михаил САДЧИКОВ

Санкт-Петербург,

специально для «РГ/РБ»

Фото их архива автора

Еженедельная независимая газета РУССКАЯ ГЕРМАНИЯ

РУССКАЯ ГЕРМАНИЯ