Быт рабочей Безымянки Семьи эвакуированных из Москвы работников авиазавода № 1 из-за отсутствия свободного жилья сначала размещали по всему Куйбышеву и даже в пригородных районах. Одиноких москвичей селили в бараках Юнгородка, освобождающихся от строителей завода № 122 и заключенных, работавших на стройке.

Очень многие семьи эвакуированных (в том числе авиастроителей, прибывших из Таллина, Риги, Минска, Киева, Днепропетровска) жили в Доме промышленности и Доме сельского хозяйства, а также были подселены в квартиры коренных кубышевцев.

Добираться до завода из города было долго и трудно. Ездили в основном на пригородных поездах железной дороги. Поэтому еще в августе 1941 года городские власти приняли решение об ускоренном строительстве автодороги Куйбышев-Безымянка. В целях экономии времени и из-за дефицита строительных материалов решено было уменьшить ее проектную ширину с 8 до 6 метров, но с перспективой дальнейшего расширения и возможности устройства ливневой канализации и прокладки водопровода. Эта магистраль должна была соединиться с Семейкинским (нынешним Московским) шоссе еще одной дорогой, впоследствии названной Кировским шоссе. (ГАСО. Ф. Р-2064. On. 1. Д. 6а. Л. 32. Копия.)

Чтобы работники авиапрома не чувствовали себя обделенными в отсутствии театров, кино, магазинов, бытовых мастерских, в том же августе 1941 года было принято постановление: «…максимально форсировать строительство двух путей трамвайной линии от Линдова городка до 711-го квартала поселка НКАП с тем, чтобы сдать ее в эксплуатацию к 15 сентября». В постановлении говорилось также о необходимости прокладки трамвайных путей от Клинической больницы до улицы Ново-Садовой а также по улицам Пролетарской и Мичуринской (ГАСО. Ф. Р-2064. On. 1. Д 6а. Л. 48-49. Копия.)

В годы Великой Отечественной войны, когда почти весь автотранспорт был отправлен на фронт, на трамвае возили самые разные грузы и… раненых. Для этого почти каждый из одиннадцати госпиталей Куйбышева был оборудован собственной трамвайной веткой. Шоссе и трамвайная линия Куйбышев-Безымянка стали самой большой улицей областного центра, на которой началось крупномасштабное жилое строительство.

Первые многоэтажные жилые дома на Безымянке появились рядом с заводом САЖЕРЕЗ, будущим 9ГПЗ, в 1932 году. С притоком эвакуированных на многоэтажное строительство махнули рукой: надо было дать крышу над головой приезжим. Поэтому в Куйбышев было направлено

Письмо заместителя Наркома внутренних дел СССР Завенягина

начальнику Управления особого строительства куйбышевских заводов НКВД СССР Лепилову

о строительстве жилья для работников эвакуированных заводов

10 октября 1941 г. Сов. секретно

Государственный Комитет Обороны постановлением от 8.Х-№ ГКО-741сс об эвакуации заводов Наркомавиапрома Московской, Воронежской и Ростовской областей обязал НКВД и начальника строительства Куйбышевских заводов НКВД тов. ЛЕПИЛОВА:

A) немедленно развернуть барачное строительство двух городков на 7 тыс. человек каждый, ведя строительство бараков по упрощенным проектам;

Б) закончить строительство жилых домов в кварталах №№ 707, 709, 710 и 711 и сдать в эксплуатацию 40 тыс. кв. метров жилплощади к 25 октября и 10 тыс. кв. метров — к 1 декабря 1941 года;

B) построить деревянные дома облегченной конструкции площадью 40 тыс. кв. метров к 10 ноября с.г. и 40 тыс. кв. метров к 1 января 1942 года;

Г) передать заводам НКАП к 15 октября 1941 года не менее 30 тыс. кв. метров жилой площади за счет лагерных бараков.

Вам надлежит развернуть работы по жилстроительству для обеспечения сдачи в эксплуатацию жилплощади заводам НКАП в сроки, установленные указанным постановлением.

О ходе выполнения прошу сообщать мне телеграфно каждую пятидневку.

Заместитель Народного комиссара

внутренних дел Союза ССР Завенягин

(ГАСО. Ф. Р-2064. On. 2. Д. 56. Л. 50-51. Подлинник.)

Уже в первых числах января 1942 года Куйбышевский областной комитет ВКП(б) докладывал товарищам Берия, Маленкову о том что на Безымянке построен рабочий поселок на 160 000 кв.м. жилой площади. В основном это были каркасно-засыпные и барачные постройки.

Но уже в 1942 году по проспекту Кирова в качестве поддержания архитектурного стиля начали строиться двух-трехэтажные дома. В сентябре 1942 года в Кировском районе была построена центральная больница на 400 коек. Появился родильный дом, детская больница. А в 1943 году, когда был создан строительный трест № 11, начали строиться новые школы, клубы, детские сады, столовые. Но все это появилось позже, а в 1941-1942 году строились сплошные бараки. (А.Г.Моргун. «От крепости Самара до города Куйбышева», Куйб. кн. изд.1986 г.)

Из них состоял расположенный рядом с заводом Юнгородок. Это был поселок из нескольких бараков с окнами у самой земли. Территория городка завалена строительным мусором. Никакой зелени и даже широко распространенной в то время наглядной агитации, газетных стендов. Из спортивных сооружений – три волейбольных площадки, которые никогда не пустовали, так как были почти единственным развлечением молодых работников завода. Из других занятий – шахматы, шашки, домино, карты. Книг не было, так как для того чтобы записаться в библиотеку, нужны были документы, а у большинства жильцов, приехавших сюда из сел, паспортов не было – сельчанам иметь их не полагалось.

На весь Юнгородок завод выделял 7 газет и ни одного журнала. Клуба здесь не было, столовой тоже. О магазине, парикмахерской, пошивочной мастерской можно было только мечтать. Так писала про этот район заводская газета «Сталинец» в августе 1942 года.

Положение начало выправляться в 1943 году, когда началось благоустройство соцгорода и заводских общежитий. На территории Юнгородка весной было посажено 400 деревьев и более 2 тысяч кустарников, разбиты цветочные клумбы.

В июле 1942 года в 710 квартале соцгородка были построены детские ясли. Начали открываться детские сады. Построено несколько магазинов и продовольственных баз. На самом заводе появились мастерские по пошиву телогреек, ватных брюк, обуви и галош. Все это могли приобрести работники предприятия.

С весны 1942 года стало налаживаться питание рабочих. На заводе № 1 было открыто 11 столовых, начала действовать варочная кухня. Это позволило сократить время, потраченное на обед до минимума, улучшить качество питания.

Весной 1942 года завком выделил рабочим участки под огороды, закупил семена картофеля и овощей. По выходным огородники выезжали заводским транспортом на прополку своих участков. Москвичи, никогда ранее не державшие в руках тяпку и грабли, с увлечением читали на страницах заводской газеты советы агрономов и применяли их на практике. Осенью многие семьи заводчан обеспечили себя на зиму картофелем и солеными овощами. Это было хорошее подспорье к карточным пайкам. Постепенно неустроенная жизнь эвакуированных входила в нормальную рабочую колею, но многое еще предстояло сделать.

«Второй фронт». Перед лицом смертельной угрозы со стороны фашистской Германии СССР, США и Великобритания летом 1941 года приступили к переговорам о создании антигитлеровской коалиции. 29 октября 1941 года в Москве начала работу конференция союзных держав. Обсуждался вопрос об открытии второго фронта и помощь воюющим с Германией странам поставками оружия, продовольствия, стратегических материалов.

Тему второго фронта иностранные делегации старательно обходили, но военную помощь обещали. Красную Армию и Авиапром, разумеется, больше всего интересовали боевые самолеты, их вооружение, а также стратегические материалы. Необходимые соглашения были подписаны. Безымянским авиастроителям это обещало дополнительные поставки дефицитного алюминия, других стратегических материалов, а также продовольствия.

Иностранцы очень спешили завершить свою работу в Москве, боясь, что столица вот-вот будет захвачена немцами. Их опасения не были лишены оснований. Дальнейшие переговоры о поставках по ленд-лизу проходили уже в тыловом Куйбышеве, куда был переведен весь дипломатический корпус.

Посольство Великобритании располагалось в доме № 106 по улице Степана Разина, а посольство США на Некрасовской, 62. Именно здесь решались многие вопросы по поставкам в нашу страну военной техники и продовольствия. Первые американские истребители «Аэрокобра» поступили в нашу страну 15 января 1942 года. На них полк под командованием Александра Покрышкина стал сопровождать одноместные Ил-2. Потери штурмовиков стали заметно снижаться. К июню 1942 года Красная Армия получила по ленд-лизу 267 бомбардировщиков, 278 истребителей, около 800 средних и легких танков и 16 500 автомобилей иностранного производства.

Эта военная техника была неважно приспособлена к нашим дорогам и климату. Резиновые детали танков и самолетов крошились от сильных морозов. «А самолеты, — писал Сталин Черчиллю, — настолько плохо упакованы, что мы получаем их в разбитом виде». Кстати, сам Черчилль однажды с горечью пошутил, что «У танка, названного моим именем (поставляемый в СССР тяжелый танк «Черчилль») недостатков больше, чем у меня самого».

Впрочем, в порче иностранной техники зачастую были виноваты сами красноармейцы. Они не читали прилагаемые к автомобилям и танкам подробные инструкции по уходу. Узнав об этом, американцы стали снабжать машины краткими руководствами по эксплуатации. В них говорилось буквально следующее: «Водитель! В автомобиль «Студебекер» нельзя заливать керосин. Он на нем не поедет, это тебе не полуторка! А если не работает то-то, надо сделать вот так».

Но шофера все равно лили в бензобаки что попало. Бензин, особенно авиационный, был в большом дефиците. Потребности в нем в начале войны удовлетворялись не более чем на 10 процентов, а по некоторым данным всего на 4 процента. В куйбышевские штурмовики Ил-2 заливали смесь отечественного Б-78 с ленд-лизовским горючим, имеющим октановое число 99. Так и летали до самого сентября 1945 года!

Многие ветераны Великой Отечественной войны до сих пор с удовольствием вспоминают вкусную и сытную американскую тушенку. Ее называли «второй фронт», потому что стали получать эти консервы задолго до обещания союзников высадиться на территории Германии. Тушенка была стратегическим продуктом и полагалась только фронтовикам. Но уже в 1942 году она появилась на рынках тыловых городов, и началось это в Куйбышеве, куда был переведен из Москвы весь дипломатический корпус.

В Куйбышеве дипломаты не бедствовали. Им полагалось в месяц 8 килограммов мяса или аналогичное количество ленд-лизовской тушенки, 30 килограммов хлеба, 8 килограммов сахара и 10 литров спиртных напитков. С водкой был явный перебор. Работники госбезопасности установили, что некоторые сотрудники посольств скрытно выезжали за город и там меняли водку и тушенку на яички, кур и другие свежие продукты или овощи. Об этом доложили заместителю наркома иностранных дел А.Я.Вышинскому, и он распорядился сократить норму отпуска спиртного вдвое. Но его все равно хватало, и иностранцы часто наведывались в свой магазин на улице Куйбышева, 72, где по воспоминаниям шведского дипломата Сверкера Острема «всегда была в продаже за дешевые деньги икра, а также связанная с ней водка – в неограниченном количестве».

Ленд-лизовские продукты были огромным подспорьем, особенно в неурожайном 1943 году. Заводы Безымянки получали американскую и канадскую пшеничную муку, яичный порошок, сухое молоко, рыбную муку, и другой провиант иностранного производства. А так же одежду и обувь.

В семье тольяттинца Виктора Азалиева до сих пор хранятся американские ботинки со шнурками из сыромятной кожи. Их получил во время войны его отец Владимир Григорьевич Азалиев в качестве премии за хорошую работу на строительстве сызранского Крекинга – так называли тогда нынешний нефтеперерабатывающий завод. К ботинкам прилагался еще отрез костюмной материи защитного цвета, но его использовали. А вот ботинки сохранились. Внутри каждого сапожка стоит штамп с надписью на русском языке: «Интернациональные ботинки, идите» и дата изготовления – октябрь 1944 года. Такую обувку получали и работники Безымянских заводов в качестве американской помощи по ленд-лизу.

Продукция иностранного производства имела длительные сроки хранения. У тушенки, например, срок годности составлял 50 лет. В 1994 году газета «Комсомольская правда» писала, что в одном из подвалов Кировограда была обнаружена целая гора американской тушенки, полученной по ленд-лизу. Ее наворовал во время войны местный чиновник. Консервы «второй фронт» и спустя полвека оказались вполне съедобными и вкусными.

Союзники старались проконтролировать, как используется их помощь в СССР. 17 сентября 1942 года в Куйбышев приехал представитель президента США Рузвельта Уэндел Уилки. На безымянском заводском аэродроме его встречали зам. наркома иностранных дел СССР Лозовский, председатель Куйбышевского горсовета Волчков, зав. Протокольным отделом НКИД Молочков, представители посольства США. В тот же день Уилки нанес визит заместителю наркома иностранных дел А.Я.Вышинскому, а потом изъявил желание побывать на одном из оборонных предприятий. Его повезли на завод № 1. Вот как вспоминал про это сопровождавший высокого гостя Нарком авиационной промышленности А.И.Шахурин.

Уилки приехал на завод вместе с представителем американского посольства Стенли и руководителями города Куйбышева. По стечению обстоятельств Стенли был на заводе № 1 еще в Москве и теперь увидел его снова. И конечно, не мог не изумиться хорошо спланированному огромному заводу, со светлыми, высокими корпусами, полностью укомплектованными станочным парком и современным оборудованием.

Ко времени приезда американцев завод выпускал 15 штурмовиков в день и имел внушительные заделы в заготовительных цехах. Это свидетельствовало о том, что производство самолетов будет нарастать. Стенли внимательно всматривался в лица рабочих и сказал:

— Да, этот тот завод, на котором я был в Москве. Я узнал многих рабочих и инженеров.

В инструментальном цехе начальник его показал американцам одного юношу, работающего на станке и сказал, что это сын директора завода. Американцы сначала не поверили, но сопровождавший делегацию директор завода А.Т.Третьяков смущенно подтвердил, что это так.

Почти в каждом цехе рабочие задавали представителю президента США один и тот же вопрос: когда будет открыт второй фронт? Уилки отвечал, что с этой целью он и приехал сюда, чтобы скорее во всем разобраться, и он, безусловно будет содействовать открытию второго фронта.

На заводском аэродроме гости увидели множество самолетов, наблюдали за их испытаниями в воздухе. Потом Уилки сам сел в кабину штурмовика, попробовал на ощупь управление самолета и даже дал очередь из авиационных пулеметов. Все увиденное произвело на представителя правительства США и работников посольства огромное впечатление. Вернувшись в Москву в дни, когда немцы еще только подступали к Сталинграду, Уилки заявил:

— Русские в очень опасном положении, но при всем том их моральное состояние превосходное!

Без сомнения, этот визит представителя президента США на безымянский авиазавод № 1 сыграл свою положительную роль в укреплении доверия между союзниками и в том числе на наращивание поставок военной техники для Красной Армии. По данным американского историка Хьюберта Ван Гуйля, за годы войны США и Великобритания поставили в СССР 21 тысячу самолетов, 11 тысяч танков, тысячи грузовых машин, огромное количество продовольственных товаров. Это была весомая помощь. Но она отнюдь не была односторонней. В качестве платы за нее транспортные суда союзников, отправлявшиеся домой, загружались советским стратегическим сырьем.

За годы войны СССР поставил Америке по ленд-лизу 30 000 тонн хромовой и 32 000 тонн марганцевой руды, а также золото, платину, серебро, технологии производства вооружений. Даже американские историки признают, что ленд-лиз не был актом абсолютного бескорыстия. Помощь союзников помогла СССР победить сильного врага и предотвратить расползание коричневой чумы по всему земному шару. Эта помощь была оплачена кровью и жизнями наших воинов.

(Продолжение книги здесь:)

Первые публикации темы здесь:


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 1)

Огромная территория к Востоку от Самары, на которой ныне располагаются предприятия и жилые массивы Безымянки, в начале прошлого века практически пустовала. Местность здесь была ровная, с небольшими перелесками. За свое плоское строение она получила у жителей Самары название «Подъ», по аналогии с той части русской печи, на которой пекли подовый хлеб. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 2)

Первые дни войны В полдень 22 июня 1941 года Советское правительство по радио известило страну о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. На всех заводах Куйбышева прошли митинги с призывами дать опор врагу и увеличить выпуск военной продукции. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 3)

Самые тяжелые дни Враг все ближе подступал к столице. 15 октября 1941 года Государственный комитет обороны в Москве принял трудное историческое решение. Вот оно дословно: >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 4)

Смежники В дни, когда на эвакуированных в Куйбышев заводах № 18 и № 1 шла сборка первых самолетов Ил-2, на моторостроительном заводе № 24 уже испытывали несколько двигателей к новым штурмовикам. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 5)

Как создавался Ил-2 О живучести самолетов Ил-2 сложены легенды. На одном из вернувшихся из боя штурмовиков авиакорпуса генерала Н.П.Каманина механики насчитали более 500 пробоин. После ремонта самолет снова ушел в бой. Пришло время подробнее рассказать о том, как создавался и что представлял из себя легендарный штурмовик Ил-2. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 6)

Штурмовик Ил-10 Самолеты Ил-2 всю войну были эффективным оружием для борьбы с танками и другой немецкой военной техникой. В 1943 году в дополнение к ним КБ Ильюшина разработало еще более мощный и совершенный самолет Ил-10. Это был тяжелый штурмовик — цельнометаллический бронированный моноплан, воплотивший в себе все лучшие качества самолета Ил-2. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 7)

Испытатели Свою первую продукцию — самолеты Ил-2 и МиГ-3 безымянские авиастроители отправляли на фронт сначала в разобранном виде, по железной дороге. Это было дорого и долго, но другого выхода не было: у авиационных заводов № 1 и № 18 аэродром существовал только в проекте. Его начали строить лишь весной 1942 года, и рождался он в трудных условиях. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 8)

Подшипники для танков Во время первого воздушного налета на Москву 22 июля 1941 года множество немецких «зажигалок» упало на главный корпус 1-го государственного подшипникового завода, а также на кузнечный цех, цех точных подшипников, компрессорную и склад лесоматериалов. Ночные налеты стали регулярными и в конце июля было принято решение об эвакуации завода в восточные районы страны. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 9)

По законам военного времени 26 декабря 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось, что рабочие и служащие военных предприятий объявлялись на период войны мобилизованными и отвечали за дисциплину труда по законам военного времени. Самовольный уход с работы квалифицировался как дезертирство и карался тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 10)

Вести с фронта Письма с фронта. Как их ждали, как радовались им, знает лишь поколение, пережившее войну. Почтальоны, разносившие почту, хорошо отличали «живые» письма от «казенных» — похоронок, и радовались «живым» вместе с их получателями. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 11)

Чай из тарелки Именно так, в тарелках, подавали чай в столовой №1 завода имени Сталина осенью 1944 года. А что делать? Рабочие требуют чая, а посуды нет… >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 12)

*Быт рабочей Безымянки Семьи эвакуированных из Москвы работников авиазавода № 1 из-за отсутствия свободного жилья сначала размещали по всему Куйбышеву и даже в пригородных районах. Очень многие семьи эвакуированных жили в Доме промышленности и Доме сельского хозяйства.

* «Второй фронт» >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 13)

Помощь освобожденным районам Для куйбышевцев Сталинград был не просто город на Волге. Его защищали более 500 воинских частей и подразделений, сформированных под Куйбышевом. Куйбышевская область далеко не одна оказывала помощь освобожденным территориям страны. Но она раньше других начала восстановление разрушенного фашистами народного хозяйства. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 14)

* Авиационный институт Все безымянские предприятия Авиапрома испытывали острый недостаток инженерных кадров. В Куйбышевской области до войны действовало 8 вузов и 35 техникумов, но среди них не было ни одного учебного заведения авиационного профиля.

* В нашем клубе заводском В первые месяцы войны работникам Безымянки было не до развлечений. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 15)

«Говорит Москва» На девятый день войны, 1 июля 1941 года Совнарком СССР принял решение о строительстве близ Куйбышева новой сверхмощной радиостанции. Новая строительная площадка под Куйбышевом была найдена в рекордно короткие сроки — на шестнадцатый день после выхода правительственного постановления. В августе у села Ново-Семейкино Красноярского района начались земляные работы. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 16)

В Фонд обороны Знаменитая телеграмма Сталина безымянским авиастроителям: «Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как воздух, как хлеб. Требую, чтобы выпускали побольше Ил-ов» всколыхнула не только Безымянку, но и всю Куйбышевскую область. В губернии начался сбор средств на строительство боевых машин. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 17)

На мирные рельсы День Победы не был неожиданным для трудовой Безымянки. Все знали, все чувствовали, что войне скоро придет конец, не знали только когда. И не думали, что это может случиться так скоро. Но вот 8 мая по радио пришло известие о подписании акта о капитуляции Германии. А 9 мая по всей стране прокатилось долгожданное известие об окончании войны. Радости не было предела. Люди плакали, обнимались, целовались, пели. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 18. Финал)

Жизнь без войны Даже в условиях послевоенной разрухи, продолжающегося голода и всеобщей дороговизны лето 1945 года было счастливейшим временем для всей страны. Возвращались полные сил и желания работать фронтовики. На выпуск гражданской продукции переходила промышленность. На полях созревал неплохой по тому времени урожай. >>>


Самара today