По законам военного времени 26 декабря 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось, что рабочие и служащие военных предприятий объявлялись на период войны мобилизованными и отвечали за дисциплину труда по законам военного времени. Самовольный уход с работы квалифицировался как дезертирство и карался тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет.

Раньше других пострадали мальчишки-фэзэушники, которых направляли в районы области на заготовку леса и на строительные работы. Из-за неустроенности быта, отсутствия нормального питания и низкой зарплаты, они сотнями покидали свои рабочие места и уходили домой. При последующей проверке выяснилось, что им постоянно не хватало денег на еду. Не имея средств к существованию, мальчишки продавали свою форменную одежду и обувь. А когда и эти деньги кончались, убегали домой. Прокуратура области осенью 1941 года возбудила около тысячи дел на беглецов. В большинстве случаев ребят наказывали условно, но многие из тех, кого признали подстрекателями и злостными нарушителями трудовой дисциплины, были приговорены к различным срокам тюремного заключения.

Судили и за уклонение от трудовой повинности. Житель села Чириково Кузоватовского района Куйбышевской области Я.И.Вилков решением народного суда в ноябре 1941 года был приговорен к двум годам лишения свободы. Выездная сессия народного суда обвинила его в злостном отказе от уборки урожая в своем колхозе. Несмотря на неоднократные вызовы на работу, а также различные меры общественного воздействия, Вилков под разными предлогами отсиживался дома и за весь год заработал в колхозе всего три трудодня. «Дезорганизатор тыла получил по заслугам. Приговор встречен трудящимися с удовлетворением», – писала об этом процессе областная газета «Волжская коммуна». Это был первый случай суда над прогульщиками и саботажниками производства в Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны.

Для борьбы с уклонистами применялись повальные проверки в общежитиях и жилых домах, облавы на рынках города. Особенно часто проводились такие облавы на рынке Безымянки близ 9-го подшипникового завода. Этим порой пользовалась трудовая молодежь, желающая попасть на фронт. Парни специально гуляли по рынку без документов, чтобы попасть под облаву. Их забирали в комендатуру. Но на другой день приезжали представители заводов и увозили своих, а иногда и не своих назад, в цеха.

Были уклонисты и на авиазаводе № 1. В апреле 1942 года Военный трибунал войск НКВД, рассмотрев дело об оставлении производства медником А.Ф.Чесноковым и слесарем М.П.Матушкиным, приговорил их к тюремному заключению на семь и пять лет соответственно. В июле 1942 года за самовольное оставление рабочих мест (дезертирство) Военный трибунал к большим срокам заключения приговорил целую группу работников завода. А на трех рабочих, систематически совершавших прогулы по подложным больничным листам, были заведены уголовные дела.

Очень строго наказывали на заводе бракоделов. Например, цеха, где начальниками были т.т. Иванков и Савостьянов неоднократно получали нарекания от сборочного цеха за течь крана 623113. Однако кран продолжал выпускаться с дефектом. Контролеры сборочного цеха предложили считать этот брак аварийным, так как он мог привести в полете штурмовика к тяжелым последствиям. Новый подход к качеству крана обещал суровое наказание его изготовителям. Эта мера вызымела действие и помогла избавиться от течи.

На заводском совещании по качеству в 1943 году общественность потребовала от руководства более строгих наказаний за брак. При систематическом выпуске деталей с отклонениями от нормы было предложено освобождать от работы мастеров участков, где допускался брак, а с рабочих удерживать часть зарплаты и отправлять их на переобучение в стахановские школы.

К счастью, случаи прогулов и систематического брака на заводах Безымянки были редкостью. Зато примеров самоотверженной работы было не занимать. Заводская газета «Сталинец» в сентябре 1942 года писала о фронтовой бригаде выпускников ремесленного училища. Ее бригадир Корнев почти ежедневно выполнял сменные нормы на 400 процентов. Член бригады Регина Иванова – на 380 процентов, Галина Иванова – на 320, а все остальные «фронтовики» не менее чем на 270 процентов. Сам бригадир, став трудиться по-ударному, начал хорошо зарабатывать. Пошел на базар и купил там ватные штаны и телогрейку для отца, который служил в действующей армии, и послал теплые вещи на фронт.

А потом подарки для фронта стал собирать весь коллектив завода. В октябре в завком поступило более 300 000 рублей на праздничные гостинцы воинам Красной Армии. Во многих цехах в качестве подарков делали солдатские котелки, кружки, портсигары, расчески. И, конечно же, теплые вещи: на заводе была своя пошивочная мастерская.

Перед праздником 7 ноября 1942 года в городе Куйбышеве был сформирован целый состав — 28 вагонов, доверху наполненных продуктами, теплыми вещами, письмами и посылками. Эшелон сопровождала делегация, в состав которой от завода № 1 вошел секретарь цеховой партийной организации И.Моисеев. Он побывал на передовой, встретился с гвардейцами стрелкового полка, выступил перед ними. Вернувшись на завод, Моисеев рассказал, как рады были наши бойцы домашним вещам, письмам от незнакомых людей, а главное боевому настрою тружеников тыла.

Трудовые ресурсы. К ноябрю 1941 года из Куйбышевской области на фронт ушло более 300 тысяч мужчин самого трудоспособного возраста. Это сразу же сказалось на кадровом составе заводов и фабрик. В общей сложности первой военной осенью предприятиям области не хватало 70 тысяч рабочих. Заменить их могли только женщины и подростки.

20 ноября 1941 года в клубе имени Дзержинского прошел митинг женской молодежи, участницы которого призвали девушек и женщин области пойти на производство. Поддержав девчат, городская комсомольская организация обязалась направить на заводы Куйбышева по комсомольским путевкам не менее 2 тысяч девушек.

Бюро обкома ВЛКСМ одобрило этот почин. В городские школы, в домоуправления, в жилые дома, в села области были направлены сотни молодых агитаторов, которые брали на учет неработающих женщин и вели с ними беседы на темы трудоустройства. Чтобы увеличить на предприятия приток женщин-матерей, партийные органы обязали местные власти расширить число детских яслей и садов в городах области. Между районными и первичными комсомольскими организациями началось соревнование за наибольший охват производственным обучением девушек и женщин.

Эти меры очень скоро стали давать свои плоды. Вместо ушедших на фронт мужчин на предприятия области к концу первого военного года пришло около 10 тысяч женщин. Они стояли у станков, шили военное обмундирование, работали матросами на волжских судах, осваивали профессии трактористов и комбайнеров.

Очень не хватало рабочих рук оборонным предприятиям Безымянки. Для работы на заводах были привлечены женщины-служащие, работники коммунального хозяйства, местной промышленности, культуры, а также старшеклассники городских школ и подростки из сельской местности. Всех надо было обучить новому делу, дать крышу над головой, обеспечить питанием. Эта работа легла на плечи мастеров и начальников цехов безымянских заводов.

Новичков учили основам профессии, потом направляли в стахановские школы, организованные в каждом цехе. Здесь их обучали передовым приемам труда, учили перекрывать производственные нормы. После смены молодых рабочих приглашали на получасовый техминимум, где прорабатывали правила ухода за станком и инструментом, знакомили с инструкциями по эксплуатации техники, давали задание на завтра. Таким образом, молодые заранее знали особенности предстоящей работы и могли подготовиться к ней загодя.

На протяжении всего периода обучения у новичков поддерживался дух соперничества, соревнования за лучшие результаты труда. Это помогало мобилизовать их моральные качества. Летом 1943 года заводская газета «Сталинец» и областная «Волжская коммуна», не сговариваясь, написали про соревнование молодых клепальщиц, про бригаду, возглавляемую Фросей Коростелевой. Фрося пришла в цех в конце 1941 года, училась у опытной стахановки Тарасовой и скоро стала лучшей клепальщицей цеха.

«Когда стали прибывать новички, писала «Волжская коммуна», начальник цеха на вопрос мастера, куда их направлять, отвечал:

— Ясно куда, к Фросе Коростелевой.

Она терпеливо обучала девушек, впервые взявших пневматический молоток. Ее школу прошли Краснова, Гаврилова, Нилова, Володина, Сергеева. Валентине Сергеевой вначале особенно трудно давалась учеба, она потеряла, было, уже надежду стать клепальщицей, но Фрося все время ободряла ее.

Упорство учительницы и ученицы принесло желанный результат. Больше того, Сергеева вплотную подошла к достижениям Коростелевой. Весь цех с живым любопытством следил за этим соревнованием. Каково же было изумление рабочих, когда ученица оказалась впереди.

Фросю это взволновало. Конечно, ей было лестно, что ее ученица так хорошо работает. Но в то же время ей не хотелось уступать первенства. Больше двух месяцев продолжалась эта борьба. Но, когда Коростелева снова добилась первенства, возник новый соперник. Молодая клепальщица Краснова стала обрабатывать за смену до семи агрегатов, лишь на один агрегат меньше, чем ее учительница.

Такие случаи не редкость в цехе. Подрастающее поколение стахановцев с таким рвением берется за дело, что часто оставляет позади кадровиков», писала газета.

Трудолюбивые, терпеливые девушки завода полноценно заменили ушедших на фронт мужчин. Та же газета «Волжская коммуна» писала про бригаду сверловщиц Ани Адушкиной. «Эта бригада установила неслыханный на заводе № 1 рекорд – делает 19 тысяч гаек за смену вместо трех тысяч. 14 девушек заменяют 35 мужчин, сражающихся на фронтах. Все они поступили на завод в дни войны, не имея представления о производстве. Сейчас они – мастера своего дела, сами ремонтируют станки, обходятся без наладчика, рационализируют свой труд».

Важным источником пополнения кадров безымянских заводов были школы фабрично-заводского обучения и ремесленные училища. В октябре 1940 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об организации системы государственных трудовых резервов для планового пополнения состава рабочего класса.

Война предъявила к системе государственных трудовых резервов дополнительные требования: всемерно расширять подготовку молодых рабочих для нужд оборонной промышленности, помогать фронту силами учащихся.

Работники и учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО Куйбышевской области в основном справляюлись с порученным делом. За три года количество ремесленных и железнодорожных училищ в области увеличилось более чем в два с половиной раза, а школ ФЗО – в полтора раза. Контингент учащихся в училищах вырос более чем в три раза, а в школах ФЗО – вдвое. Молодые рабочие успешно заменяли ушедших на фронт.

Выпускники ФЗО и РУ считались вполне подготовленными молодыми рабочими, и их распределяли по особому распоряжению. Когда в 1942 году на заводе № 525, выпускавшем авиационное вооружение, возникла острая потребность в кадрах, потребовалось специальное постановление Совета Народных Комиссаров о выделении заводу выпускников ФЗО.

Из постановления СНК СССР об обеспечении рабочей силой завода № 525 Наркомвооружения

28 мая 1942 г. Секретно

Совет Народных Комиссаров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Разрешить Главному Управлению трудовых резервов при Совнаркоме СССР (т. Москатову) в 5-дневный срок произвести выпуск 2000 учащихся школ ФЗО и направить их для работы на завод № 525 Наркомвооружения, в том числе 350 учащихся школ ФЗО, проходящих производственное обучение на этом заводе.

Выделение 2000 рабочих заводу № 525 произвести в счет плана распределения оканчивающих школы ФЗО в мае-июле 1942 г.

2. Обязать Куйбышевский облисполком (т. Васильева) немедленно предоставить Наркомвооружению сроком на 2 месяца здания двух школ Наркомпроса, расположенных вблизи завода № 525 для размещения 2000 рабочих, направляемых на завод…

Зам. Председателя Совета

Народных Комиссаров Союза ССР Н. Вознесенский

Управляющий Делами Совета

Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев

В ремесленные училища поступала в основном сельская молодежь и воспитанники детских домов. Принятым сразу же выдавали новенькую форму: шинели, костюмы, добротную обувь. Они получали место в общежитии и талоны на трехразовое питание в заводской столовой. Кроме того, им полагалось дополнительное питание за счет продукции подсобных хозяйств предприятий, а порой – талоны так называемого стахановского питания, которое получали взрослые передовики производства. Больных и ослабленных подростков направляли на излечение в подсобные хозяйства заводов.

В мае 1942 года из осажденного Ленинграда в Куйбышев была направлена большая группа детей – около 5000 человек. Многие подростки были учащимися ленинградских ремесленных училищ, поэтому их сразу определили в школы фабрично заводского обучения и ремесленные училища при заводах. Авиационный завод № 18 принял 858 человек, завод № 1 – 977, завод № 24 – 2417.

Свободных помещений для размещения ребят в городе не было. Детей пришлось устраивать в плохо приспособленных для жизни домах, из которых потом их переселяли. Например, РУ № 9, открытое на базе завода № 1 имени Сталина, три раза меняло свой адрес, потому что все прежние помещения из-за ветхости не годились для организации общежития — в некоторых не работали санузлы, не было отопления. Ремесленному училищу передали, наконец, хорошо оборудованное четырехэтажное здание 16-й средней школы на улице Федеративной.

Но удивительное дело, ребята никогда, даже в худшие времена, не жаловались на условия жизни. В РУ № 9 не было неуспевающих, 84% учащихся были отличниками и хорошистами. Не имея собственных мастерских, ребята проходили практику на заводе № 1, выполняя государственные заказы. Они организовали четыре фронтовые бригады, средний процент выполнения их планов составлял 245,9%. Обо всем этом говорится в справке обкома ВЛКСМ от 9 января 1943 года. По решению обкома ВЛКСМ и областного управления трудовых резервов РУ № 9 было выдвинуто на присуждение первого места во Всесоюзном соревновании ремесленных училищ и школ ФЗО.

В 1944 году в Куйбышевской области действовало 16 ремесленных училищ и 2 железнодорожных а также 29 школ фабрично-заводского обучения с общим контингентом 18 453 учащихся.

Уже после войны, на торжественном заседании, посвященном 5-летию создания в Куйбышевской области системы трудовых резервов, отмечалось, что за эти годы было подготовлено 75 тысяч квалифицированных молодых рабочих. Во время войны более 20 тысяч из них пришли на оборонные заводы и своими руками изготовили различной продукции на 280 миллионов рублей. За добросовестный труд многие выпускники училищ трудовых резервов были награждены орденами Родины.

Тысячи нынешних пенсионеров Самарской губернии до сих пор с благодарностью вспоминают свою первую, очень важную жизненную школу, которую они прошли в системе профессионального образования.

(Продолжение книги здесь:)

Первые публикации темы здесь:


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 1)

Огромная территория к Востоку от Самары, на которой ныне располагаются предприятия и жилые массивы Безымянки, в начале прошлого века практически пустовала. Местность здесь была ровная, с небольшими перелесками. За свое плоское строение она получила у жителей Самары название «Подъ», по аналогии с той части русской печи, на которой пекли подовый хлеб. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 2)

Первые дни войны В полдень 22 июня 1941 года Советское правительство по радио известило страну о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. На всех заводах Куйбышева прошли митинги с призывами дать опор врагу и увеличить выпуск военной продукции. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 3)

Самые тяжелые дни Враг все ближе подступал к столице. 15 октября 1941 года Государственный комитет обороны в Москве принял трудное историческое решение. Вот оно дословно: >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 4)

Смежники В дни, когда на эвакуированных в Куйбышев заводах № 18 и № 1 шла сборка первых самолетов Ил-2, на моторостроительном заводе № 24 уже испытывали несколько двигателей к новым штурмовикам. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 5)

Как создавался Ил-2 О живучести самолетов Ил-2 сложены легенды. На одном из вернувшихся из боя штурмовиков авиакорпуса генерала Н.П.Каманина механики насчитали более 500 пробоин. После ремонта самолет снова ушел в бой. Пришло время подробнее рассказать о том, как создавался и что представлял из себя легендарный штурмовик Ил-2. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 6)

Штурмовик Ил-10 Самолеты Ил-2 всю войну были эффективным оружием для борьбы с танками и другой немецкой военной техникой. В 1943 году в дополнение к ним КБ Ильюшина разработало еще более мощный и совершенный самолет Ил-10. Это был тяжелый штурмовик — цельнометаллический бронированный моноплан, воплотивший в себе все лучшие качества самолета Ил-2. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 7)

Испытатели Свою первую продукцию — самолеты Ил-2 и МиГ-3 безымянские авиастроители отправляли на фронт сначала в разобранном виде, по железной дороге. Это было дорого и долго, но другого выхода не было: у авиационных заводов № 1 и № 18 аэродром существовал только в проекте. Его начали строить лишь весной 1942 года, и рождался он в трудных условиях. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 8)

Подшипники для танков Во время первого воздушного налета на Москву 22 июля 1941 года множество немецких «зажигалок» упало на главный корпус 1-го государственного подшипникового завода, а также на кузнечный цех, цех точных подшипников, компрессорную и склад лесоматериалов. Ночные налеты стали регулярными и в конце июля было принято решение об эвакуации завода в восточные районы страны. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 9)

По законам военного времени 26 декабря 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось, что рабочие и служащие военных предприятий объявлялись на период войны мобилизованными и отвечали за дисциплину труда по законам военного времени. Самовольный уход с работы квалифицировался как дезертирство и карался тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 10)

Вести с фронта Письма с фронта. Как их ждали, как радовались им, знает лишь поколение, пережившее войну. Почтальоны, разносившие почту, хорошо отличали «живые» письма от «казенных» — похоронок, и радовались «живым» вместе с их получателями. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 11)

Чай из тарелки Именно так, в тарелках, подавали чай в столовой №1 завода имени Сталина осенью 1944 года. А что делать? Рабочие требуют чая, а посуды нет… >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 12)

*Быт рабочей Безымянки Семьи эвакуированных из Москвы работников авиазавода № 1 из-за отсутствия свободного жилья сначала размещали по всему Куйбышеву и даже в пригородных районах. Очень многие семьи эвакуированных жили в Доме промышленности и Доме сельского хозяйства.

* «Второй фронт» >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 13)

Помощь освобожденным районам Для куйбышевцев Сталинград был не просто город на Волге. Его защищали более 500 воинских частей и подразделений, сформированных под Куйбышевом. Куйбышевская область далеко не одна оказывала помощь освобожденным территориям страны. Но она раньше других начала восстановление разрушенного фашистами народного хозяйства. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 14)

* Авиационный институт Все безымянские предприятия Авиапрома испытывали острый недостаток инженерных кадров. В Куйбышевской области до войны действовало 8 вузов и 35 техникумов, но среди них не было ни одного учебного заведения авиационного профиля.

* В нашем клубе заводском В первые месяцы войны работникам Безымянки было не до развлечений. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 15)

«Говорит Москва» На девятый день войны, 1 июля 1941 года Совнарком СССР принял решение о строительстве близ Куйбышева новой сверхмощной радиостанции. Новая строительная площадка под Куйбышевом была найдена в рекордно короткие сроки — на шестнадцатый день после выхода правительственного постановления. В августе у села Ново-Семейкино Красноярского района начались земляные работы. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 16)

В Фонд обороны Знаменитая телеграмма Сталина безымянским авиастроителям: «Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как воздух, как хлеб. Требую, чтобы выпускали побольше Ил-ов» всколыхнула не только Безымянку, но и всю Куйбышевскую область. В губернии начался сбор средств на строительство боевых машин. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 17)

На мирные рельсы День Победы не был неожиданным для трудовой Безымянки. Все знали, все чувствовали, что войне скоро придет конец, не знали только когда. И не думали, что это может случиться так скоро. Но вот 8 мая по радио пришло известие о подписании акта о капитуляции Германии. А 9 мая по всей стране прокатилось долгожданное известие об окончании войны. Радости не было предела. Люди плакали, обнимались, целовались, пели. >>>


Безымянка без грифа «Секретно» (часть 18. Финал)

Жизнь без войны Даже в условиях послевоенной разрухи, продолжающегося голода и всеобщей дороговизны лето 1945 года было счастливейшим временем для всей страны. Возвращались полные сил и желания работать фронтовики. На выпуск гражданской продукции переходила промышленность. На полях созревал неплохой по тому времени урожай. >>>


Самара today