Сегодняшнее состояние российской политики таково, что выдвижение, может быть, самого заметного соперника Владимира Путина на президентских выборах нынешнего года прошло с равнодушного одобрения президента.

«Когда лидер, которому доверяют, идет в бой, его нельзя оставлять одного, — сказал о Путине Сергей Миронов, председатель верхней палаты парламента и лидер Российской партии жизни, после прошедшего в воскресенье партийного съезда по выдвижению кандидата. — Надо встать рядом с ним».

Россия пока не подчиняется логике демократической политики.

На этой неделе истекает срок вступления в предвыборную гонку по выборам президента 14 марта, и Путину противостоят девять соперников, которых отличает друг от друга степень почтительности к Кремлю, а роднит то, что ни один из них не имеет шансов на победу.

У Владимира Брынцалова, магната, занимающегося производством лекарств и водки, фотография с Путиным в его кабинете и символ пропутинской партии «Единая Россия» превращены в огромное мозаичное панно на стене главного офиса компании.

В одном из интервью Брынцалов заявил, что намерен использовать избирательную кампанию как трибуну для дебатов о бесчисленных экономических проблемах России, но уже за два месяца до выборов он признал поражение: «Я отлично понимаю, что не выиграю».

Два других кандидата представляют «Родину» — новую политическую партию, созданную накануне декабрьских парламентских выборов при молчаливой поддержке Кремля. Один из них, Сергей Глазьев, предлагает политическую и экономическую программу, в чем-то не совпадающую с курсом Кремля, но даже он избегает прямо говорить о том, что надеется победить Путина.

«Я попытаюсь доказать нынешнему президенту, что нашу программу поддерживает большинство населения», — ответил Глазьев в телефонном интервью на прямой вопрос, хочет ли он выиграть.

Почти сразу же после того, как четыре года назад Борис Ельцин назначил Путина президентом, его переизбрание на второй срок перестали ставить под сомнение. Но отсутствие значимых соперников означает, что огромная политическая власть Путина превращается почти в абсолютную.

«Форма демократии, которую мы имеем сегодня, это спектакль», — заявила Ирина Хакамада, один из лидеров либерального Союза правых сил, начавшая собственную президентскую кампанию, несмотря на катастрофические для партии результаты парламентских выборов.

Брынцалов, единственный среди мнимых противников Путина, уже баллотировался в президенты в 1996 году. Он был десятым, набрав тогда 0,2% голосов, его опередили Ельцин и все другие кандидаты.

Запредельная популярность Путина и подавляющее большинство, полученное «Единой Россией» на парламентских выборах, привели оппозицию в такое смятение, что наиболее заметные российские политики просто отказались от участия в выборах.

Среди них был Геннадий Зюганов, лидер коммунистической партии, уступивший только Путину в 2000 году и только Ельцину за четыре года до этого. Григорий Явлинский, самый заметный российский либерал после гибели СССР, отказался в третий раз бороться за пост президента в качестве лидера партии «Яблоко».

Даже Владимир Жириновский, националист и вечный кандидат в президенты, возглавляющий либерально-демократическую партию, уклонился от участия, несмотря на то что на парламентских выборах его партия добилась лучших результатов, чем ожидалось.

Партия, все более лояльная Кремлю, выдвинула бывшего охранника Жириновского Олега Малышкина, самым заметным политическим выступлением которого до сих пор было участие в драке во время теледебатов кандидатов в парламент.

Темной лошадкой мог бы стать Михаил Ходорковский, который ненадолго запустил в обращение идею о своем выдвижении на пост президента. Но бывший глава ЮКОСа с октября находится в тюрьме по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов, которые его сторонники считают политически мотивированными.

До того как прокуратура начала атаку на Ходорковского, он много ездил по стране, пропагандируя строительство гражданского общества в России. Однако близкий к нему источник сообщил, что теперь он отказался от какого-либо политического соперничества с президентом.

В какой-то момент казалось, что Путин столкнется с проблемой отсутствия соперников, в результате в СМИ появились сообщения о том, что Кремль вербует кандидатов, подобных Миронову, для создания видимости предвыборной борьбы. Миронов это отрицал, но его преданность лишь подчеркнула господствующее положение Путина в политической жизни.

Путин, заботящийся о своем имидже политика, стоящего выше партий, выдвинут как независимый кандидат. Только три из девяти его соперников являются его подлинными идеологическими противниками: Хакамада из Союза правых сил, Николай Харитонов, бывший колхозник и многолетний член парламента, выдвинутый коммунистической партией, и Иван Рыбкин, бывший спикер парламента и помощник Ельцина, участвовавший в мирных переговорах в Чечне.

Рыбкин, союзник Бориса Березовского, находящегося в добровольном изгнании яростного критика Путина, заявил, что Россия нуждается в дискуссии о коррупции, бюрократии, правовом произволе и неспособности избавить экономику от ее зависимости от нефти и газа.

«Уровень дискуссии в России сильно снизился», — сказал он.

Учитывая государственный контроль над телевидением и правительственными ресурсами, трудно сказать, будет ли кампания сопровождаться серьезными дебатами. Но, по словам Рыбкина, при всем своем могуществе путинский Кремль не сильнее советского руководства.

«Я прекрасно знаю, какая огромная власть была сосредоточена в руках генерального секретаря и центрального комитета коммунистической партии, — заявил он. — Но все это рухнуло».

Хакамада, единственная женщина, участвующая в гонке, сказала, что результаты парламентских выборов вызвали у российских избирателей страх перед тем, что страна опять сползает к однопартийному правлению.

Сегодня «Единая Россия» имеет 300 из 450 мест, и такого большинства достаточно не только для того, чтобы доминировать во всех областях законодательного процесса, но и для изменения конституции, если Путин этого захочет.

Пока он исключает изменение конституции.

По словам Хакамады, опросы общественного мнения показывают, что значительная часть российского населения выступает за демократию европейского типа, хотя многие утратили иллюзии в хаотичный период отхода от советского правления.

Стивен Ли Майерс

08 ЯНВАРЯ. International Herald Tribune.

Переведено на InoPressa.ru

InoPressa.ru