23 августа 1895 года в столичной газете «Новое время» появилось объявление Самарской городской думы «… о вызове лиц, желающих принять участие в устройстве освещения в Самаре». Результат публикации превзошел все ожидания думы. Не прошло и недели, как из Петербурга пришло письмо от фирмы «Сименс и Гальске».

Она напоминала, что еще летом минувшего года представляла примерный проект освещения города. Сейчас, говорилось далее в послании, вы, наверное, получили предложения от других лиц, выработали новые требования. Мы готовы учесть их и дать новый проект.

Предложения стали поступать и от других компаний. Они шли в течение 1895 – 1898 годов. От петербургского электрика А.И. Попова, Высочайше утвержденного Центрального электрического общества (Москва), от московского представителя Акционерного общества «Куммер и компания» Л.Ф. Стабровского, от Товарищества электрического освещения под фирмою «Савицкий и Страус» (Киев) и даже от электротехнических организаций Германии, Бельгии. В Самаре обосновался представитель Торгового дома «Братья Гантерт» А.А. Козерский, который в качестве платежей за устройство станции был готов принять облигации Самарского городского управления, намечаемые к выпуску.

В зависимости от технических характеристик самой электрической станции, ее оборудования, его комплектности, материалов и арматуры для освещения улиц, способов устройства (воздушный, подземный) фирмы запрашивали от 115 до 132 тысяч рублей. Так что у властей Самары был выбор. А «Сименс и Гальске», ставшая к этому времени Акционерным обществом русских электротехнических заводов, трижды дорабатывала свой проект с учетом все новых и новых пожеланий городской управы.

Они порождались не только конкуренцией, но и все большими запросами города. Свет хотели видеть не только на Дворянской улице и Алексеевской площади с памятником Александру II, в драматическом театре, но и в Струковском саду. Заявляли о своем желании иметь электрическое освещение владельцы домов и магазинов, расположенных по Саратовской (Фрунзе), Панской (Ленинградской), Соборной (Молодогвардейской) и другим улицам. В мае 1898 года уже поговаривали о необходимости освещения трамвайных путей конно-железной дороги. А между тем самой электростанции не было еще и в проекте.

Столь длительный по времени выбор подрядчика объяснялся тем, что у города не было средств на возведение электростанции. И власти искали строителей, которые взяли бы на себя и ее сооружение, и эксплуатацию, возмещая свои расходы платой за пользование электроэнергией. Им явно нравился проект Акционерного общества «Сименс и Гальске», но оно отказывалось брать на себя все расходы.

В конце концов, нашли компромиссное решение. Город будет выплачивать не сразу всю сумму, а погашать ее ежегодными платежами. Чтобы у самарцев не возник соблазн делать мизерные платежи и растягивать до бесконечности окончательный расчет, они должны были платить 6 процентов годовых с остающихся к выплате суммы. Это была одна из многих причин, которая сыграла свою роль в том, что устройство освещения Самары было отдано Акционерному обществу электротехнических заводов «Сименс и Гальске».

Выбор предопределялся и тем, что общество, первым представив проект, постоянно опережало в его доработке своих конкурентов, вступивших в борьбу значительно позже. Более того, оно смогло продемонстрировать самарцам свое умение работать на практике, сделав в январе 1898 года освещение на Жигулевском пивоваренном заводе. Это помогало обществу решить и другую задачу, поставленную городской думой: дать свет в драматический театр к 1 сентября. Оно сообщило городской управе, что «…устройство временной электрической станции для освещения театра нам не потребуется, так как правление Товарищества Жигулевского пивоваренного завода согласилось исполнить нашу просьбу и предоставить в наше распоряжение достаточное количество электроэнергии от установленных нами на заводе 2 равных комплектов динамомашин. При этом мы достигаем полного обеспечения в правильном и беспрерывном освещении театра».

К слову сказать, владелец Жигулевского пивзавода А.Ф. Вакано согласился позднее отпускать электроэнегию и для Струковского сада «… на условиях, по которым он дает свет в театр и присутствие». А условия были просты. После пуска станции город возвращает Товариществу Жигулевского завода такое же количество электроэнергии, которое возьмет.

13 июня 1898 года проект контракта на строительство электрической станции в Самаре был окончательно согласован. Так был отрыт путь к строительству в Самаре первой городской электрической станции.