В этом году исполняется сорок лет со дня проведения первого фестиваля. Уже совсем скоро на знаменитой поляне неподалеку от железнодорожной станции Мастрюково откроется очередной фестиваль бардовской песни имени Валерия Грушина. За сорок лет своего существования самарская «Груша» обросла огромным количеством легенд и преданий. Именно они лучше всего передают незабываемую атмосферу поляны прошедших лет.

Легенды Грушинской поляны

Фестиваль начинался у Каменной Чаши

Как известно, студент Куйбышевского авиационного института Валерий Грушин погиб 28 августа 1967 года, спасая утопающих детей на реке Уде в Иркутской области.

В книге «Грушинский» друзья Валерия так описывают это печальное событие:

«Начальник метеостанции решил отвезти на моторной лодке в поселок гостивших у него двоих сыновей и племянницу. Течение на реке было очень сильное. Вода, налетая на камни, вставала огромным валом. Перегруженная лодка на большой скорости выскочила на этот вал, перевернулась, и люди начали тонуть. На берегу в тот момент находились только жена начальника и Валерка. Не раздумывая, он сбросил с себя штормовку и прыгнул в воду. Валерка помог девушке доплыть до берега, а затем снова поплыл к лодке, возле которой оставался еще один человек. Но, видимо, у него не хватило сил, вода была ледяной, а течение очень сильным».

Уже на следующий год все, кто знал Валерия Грушина и любил слушать его песни, решили собраться за городом, чтобы почтить его память. Договорились не устраивать каких-то официальных траурных мероприятий, а собраться, как сейчас бы сказали, в неформальной обстановке. Так 28 сентября 1968 года в Жигулях, близ урочища Каменная Чаша, собрались любители песни и просто приверженцы свободного отдыха на природе. Хотя тогда среди них были только куйбышевцы, в Каменную Чашу съехалось свыше 600 человек.

Как появилась плавающая гитара

После той памятной сентябрьской ночи 1968 года куйбышевские барды решили, что Каменная Чаша — слишком неудобное место для таких слетов. Сюда трудно добираться: ведь даже от ближайшего села Ширяево до нее почти 15 километров по бездорожью.

Уже в 1969 году любители туристской песни впервые собрались на той самой поляне, которая сейчас всем известна под названием «Фестивальная». Место всем понравилось сразу: рядом — волжская протока, линия железной дороги, да и до Волги не очень далеко. Сначала песни здесь нели просто на поляне, но поскольку число участников из года в год росло почти в геометрической прогрессии, то в конце концов всем желающим стало трудно не то что видеть, но даже слышать певца. Поэтому уже на третьем или четвертом фестивале исполнители начали выступать у подножия горы, ныне известной под названием «Песенная», а слушатели стали располагаться на ее склоне.

В последние годы, кроме граждан большинства европейских стран, на «Груше» также регулярно бывают представители Японии, США, Мексики, Аргентины, Австралии и даже некоторых африканских государств.

Высоцкого приказали «не пущать»

Знаменитого советского поэта и барда 70-х годов Владимира Высоцкого много раз приглашали в Куйбышев для участия в Грушинском фестивале, но он так и не приехал. В то время он был фактически запрещенным в Советском Союзе поэтом, поэтому мог приехать только том случае, если ему пришлют официальное приглашение от оргкомитета. Но поскольку в конце 70-х годов организационными вопросами на Грушинском фестивале занимался областной комитет ВЛКСМ, то приглашения Владимир Семенович так и не дождался.

Сотрудники обкома на просьбу отправить поэту официальный документ в ужасе схватились за голову и говорили, и твердили, что никто бумаги подписывать не будет, потому что Высоцкий — матершинник, диссидент, антисоветчик и так далее.

Но организаторам все же удалось уговорить кого-то из аппаратчиков, чтобы они хотя бы рассмотрели возможность приезда Высоцкого. Ответ, присланный «сверху», был краток: «Если они хотят, чтобы Грушинский фестиваль в нынешнем году стал последним, тогда пусть приглашают Высоцкого».

Хотя великому барду так и не удалось спеть на фестивальной поляне, однажды фестиваль все же запретили. Это произошло в 1980-м году. Официальным предлогом для запрета стало открытие Олимпийских игр в Москве.

Лишь в 1986 году под предлогом 400-летия Самары-Куйбышева   и   при   активнойпомощи тогдашнего первого секретаря Куйбышевского горкома КПСС Владимира Золотарева «Груше» удалось буквально воскреснуть из пепла, словно сказочной птице Феникс.

Визбору выпал счастливый рюкзак

Довольно смешной и необычный случай произошел с Юрием Визбором, который много лет, вплоть до самой своей смерти, был кумиром публики на каждом Грушинском фестивале.

Однажды Визбор настолько долго выступал перед слушателями, что едва не опоздал на самолет до Москвы. Когда он сходил со сцены, у него оставалось времени только на то, чтобы на бешеной скорости доехать на машине до аэропорта. И тут Юрий Иосифович вдруг увидел, что за то время, пока он выступал, организаторы сложили все рюкзаки и палатки участников в гигантскую кучу. Где-то в этой куче находился и рюкзак самого Визбора, а в нем — паспорт и билет на самолет. Нечего было и думать, чтобы за немногие минуты, оставшиеся до рейса, Визбору даже при содействии помощников удалось бы в этой огромной залежи обнаружить свой рюкзак. А лететь другим рейсом он никак не мог — в Москве у него были неотложные дела.

И тут кто-то из нас, видя крайнее отчаяние Юрия Иосифовича, схватил первый попавшийся под руки рюкзак и со злостью стал выбрасывать из него вещи. Визбор стал ему помогать. И тут случилось невероятное — в числе первых же вещей из рюкзака вывалились… паспорт и авиационный билет Визбора! Знаменитый артист успел к самолету буквально за минуту до отвода от него трапа.

Городницкий прозвучал на «Немецкой волне»

Другой интересный случай, произошедший на фестивале имени Валерия Грушина, связан со знаменитым российским бардом Александром Городницким. Где-то в середине 70-х годов по завершении очередного песенного праздника президент грушин-ского клуба Борис Кейльман и Городницкий шли по стремительно пустеющей фестивальной поляне, с которой уезжали гости. У одной из палаток стоял радиоприемник «ВЭФ», настроенный на короткие волны. И вдруг оба услышали рвущийся из динамика голос: «Говорит радиостанция «Немецкая волна». Мы передаем песни на стихи известного советского поэта Александра Городницкого». И над фестивальной поляной полилась мелодия «Над Канадой небо сине»…

Городницкого при этих звуках словно чем-то ударило. Он схватился за голову и стал причитать: «Ну почему они сделали это именно сейчас?» Оказалось, что в институте, где он работал, как раз сегодня должен был решиться вопрос о его загранкомандировке. Если кто помнит, то в те годы такая поездка для советского гражданина считалась чуть ли не самым главным событием в жизни, и при этом даже за какие-нибудь мелкие прегрешения человек по прихоти «органов» мог стать «невыездным». А тут- исполнение твоих стихов на «вражеской волне»! Словом, Городницкому было от чего взволноваться…

К счастью, в тот раз для него все обошлось хорошо. Видимо, те сотрудники института, что отвечали за выдачу загранкомандировок, не слушали передачи «Немецкой волны»…

Валерий Ерофеев,

«Волжская коммуна» 28 июня 2008г.

Наши партнеры