Дерзко желтая табличка со значком радиации «Опасно! Проход запрещен!» — пожалуй, единственное предупреждение, которое сегодня можно обнаружить в Соловьевом овраге в центральном районе Ульяновска.

Здесь весело играет местная детвора, и если не знать, что стрелка дозиметра зашкаливает за 600 микрорентген/час, можно подумать, что оказался в живописном и вполне благополучном поселке.

Соловьев овраг, протянувшийся на несколько километров в самом центре Ульяновска, имеет дурную славу. Радиационный фон здесь в десятки раз превышает допустимые нормы. О том, что овраг чрезвычайно опасен для жизни, впервые стало известно после аварии на Чернобыльской АЭС.

Опасная территория расширяется

После трагедии в стране начались масштабные проверки, в ходе одной из которых радиоактивную территорию обнаружили с помощью специально оборудованного вертолета «МИ-8».

Было организовано целое расследование — оказалось, что в 1962 году на Ульяновском приборостроительном заводе произошел крупный пожар, в результате которого полностью сгорел цех с запасами радия-226, используемого в авиаприборах для световой индикации в ночное время.

После пожара загрязненный радиоактивными материалами грунт вывезли и, недолго думая, свалили в овраг, который находится неподалеку от предприятия. По информации местных экологов, первоначально площадь загрязненного участка составила четыре километра в длину и один километр в ширину.

В официальных документах городского Управления по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций сообщается, что загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет.

Сегодня эксперты уже затрудняются точно сказать о площади радиоактивного загрязнения: овраг находится в оползневой зоне, и опасная территория постоянно расширяется.

«Дома буквально светятся»

Соловьев овраг — это небольшой микрорайон в самом центре Ульяновска. Потому, говорят местные жители, земля здесь стоит бешеных денег, ведь о злополучной радиации знает далеко не каждый.

Пенсионерка Людмила Борисова каждый день здесь гуляет со своими внуками. «Знаем мы про эту радиацию! Да вот где она? Не видим мы ее и не чувствуем, — говорит женщина. — А куда нам деваться? Мы бы с удовольствием отсюда переехали, да некуда».

«Сброшенную в овраг золу вперемешку с радиоактивными материалами использовали в строительных целях — замешивали в раствор, делали блоки для жилых домов, — рассказал BBCRussian.com ульяновский эколог Александр Брагин. — Тогда никто не подозревал о возможных следствиях. Лишь спустя несколько лет выяснилось, что построенные дома буквально светятся».

Представители местных властей считают, что сделали все от них зависящее.

ЧП локального характера

Руководитель отдела экологии и природных ресурсов администрации Ульяновска Андрей Салтыков заявляет, что возглавляемое им ведомство неоднократно пыталось найти необходимые средства на проведение дезактивации оврага, но деньги на эти цели не находятся по сей день.

«В ходе одной из проверок Соловьева оврага были обнаружены места, в которых уровень радиации превышает 1000 мкР/час (естественный радиационный фон — 20 мкР/час), источниками излучения оказались два циферблата от военных приборов», — рассказывает Салтыков.

По его словам, некоторые работы по обеззараживанию территории все-таки проводились, но это — капля в море.

«Городские власти пытались получить средства из федерального бюджета, но, к сожалению, в итоге добиться ничего не удалось, — признается чиновник. — Из Министерства чрезвычайных ситуаций пришел официальный ответ, который сводился к тому, что ЧП носит локальный характер, поэтому устранять его последствия должны за счет местного бюджета. Но все же прекрасно понимают, что в бюджете порой с трудом находятся деньги на горячее водоснабжение, а на дезактивацию оврага требуются серьезные средства».

Соловьев овраг прилегает прямо к протекающей в городе реке Свияге. Это означает, что радиоактивные пласты могут сползти и в нее.

«Пока ничего не болит»

Эфемерность радиоактивной опасности притупляет у людей чувство страха.

«Когда мы только узнали, что живем в радиоактивной зоне, то очень испугались: некоторые запаниковали, побросали дома, а мне с семьей перебираться некуда, — рассказывает местный житель. — Теперь страх отошел, мы уже несколько лет живем, и пока ничего не болит. Раньше мы жаловались, письма в различные инстанции писали, а теперь бросили — все равно к нам чиновники не ездят: боятся, видимо».

Заведующий отделением ионизирующих, неионизирующих излучений ульяновского Роспотребнадзора Михаил Частоедов поясняет, что воздействие радиации не проявится в одночасье.

«Подобное регулярное облучение может сказаться на последующих поколениях — например, вызвать онкологические заболевания или различные мутации», — говорит Частоедов.

«Я еще пожить хочу»

Существует в Соловьевом овраге и собственная статистика. Пенсионерка Прасковья Ястребова загибает пальцы, считая умерших соседей: получается, что только на одной улице Попова в трех из пяти домов люди умерли от онкологических заболеваний.

Доказать, что виной всему радиация, конечно, невозможно, хотя сами обитатели Соловьева оврага в случайности верить категорически отказываются. «Дали бы мне хоть угол в каморке — сразу убегу отсюда, я тоже еще пожить хочу», — признается женщина.

Представители местных властей не устают жаловаться на беспечность местных жителей. «Мы проводили с населением разъяснительную работу, огораживали места, где фиксировалось максимальное излучение. Но люди ничего не слушают! Ограждения им не помеха, а на предупредительные таблички они, вообще, внимания не обращают», — рассказали в городской администрации.

В самом эпицентре радиоактивного излучения находится гаражно-строительный кооператив «Сокол». Появился здесь он, кстати, уже после того, как стало известно о запредельном радиационном фоне.

Недавно члены кооператива потребовали от властей налоговых льготах, апеллируя к тому, что ежедневно подвергаются опасному воздействию радиации.

«Покажите мне, где тут ваша радиация»

С виду Соловьев овраг напоминает настоящий оазис в разрастающемся городе. Здесь нет оживленных городских магистралей, не коптят трубы промышленных предприятий.

Наверное, именно поэтому в последнее время Соловьев овраг облюбовали представители местной деловой элиты. Мужчина в дорогом строгом костюме, отрекомендовавшийся местным предпринимателем Александром, недавно купил здесь земельный участок.

Теперь строит дом, куда в ближайшем будущем планирует переехать вместе с супругой и детьми. «Если покажите мне, где тут ваша радиация, сразу же продам обратно этот участок и уеду», — улыбается мужчина и совершает рукой такое движение, словно пытается что-то поймать.

Радиация не может помешать молодому коммерсанту. Он признается, что несколько лет копил деньги на приобретение земли в центре города, именно поэтому разговоры о повышенном радиационном фоне его раздражают и веселят одновременно.

Александр — далеко не единственный, кому радиация не страшна, и кто решился жить в этом живописном месте. Сегодня здесь можно наблюдать идущую ударными темпами застройку — возводится особняк за особняком.

Соловьев овраг постепенно превращается в элитный поселок. По дороге летят грузовики со стройматериалами, повсюду весело колотят сваи. Здесь ни для кого уже не секрет, что предприимчивые ульяновцы выкупают у стариков разваливающиеся хибары, сносят их и возводят многоэтажные коттеджи.

«Это такой русский экстрим — стремление жить на вулкане, — считает психолог Ирина Семенова. — Ведь можно найти не менее живописное место для строительства особняка, но людей привлекает загадочная аура, сложившаяся вокруг Соловьева оврага, и они не думают, что, на самом деле, подвергают себя и своих близких опасности».

понедельник, 24 марта 2008 г., 14:36 GMT 17:36 MCK

Михаил Белый

Для BBCRussian.com, Ульяновск

BBCRussian.com