С тех пор прошло уже много лет, но Самара никогда не забудет того февральского дня. Мы восстановили для истории наш первый репортаж o 10 февраля 1999г., когда на пожаре в здании УВД Самарской области в огненном смерче заживо сгорело 57 человек. Мы не вносили никакой правки в материалы, найденные в наших архивах. Историю переписать нельзя. Сейчас можно мысленно перенестись в этот день.

Трагедия в Самаре. Хроника событий   

Трагедия в Самаре

            Хроника событий

10 февраля 1999 года в Самаре сгорело здание УВД Самарской области.

Этот пожар уже отнесли к крупнейшим в области после 1948 года, когда огонь охватил Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод. Здание УВД администрации Самарской области значительно старше того пожара. Построено оно было задолго до войны и с тех пор ни разу капитально не реконструировалось.

Сообщение о возгорании в здании поступило от дежурного облУВД в 17 час. 52 мин. Рабочий день подходил уже к концу, но в здании еще находилось достаточно много людей. Пожарным удалось эвакуировать около 200 сотрудников УВД, всех

задержанных (50 человек) из изолятора временного содержания. Удалось вынести даже знамя облУВД. С улицы очевидцы слышали, как в здании взрывались компьютеры и, очевидно, хранившиеся внутри боеприпасы. Однако до сих пор остается неизвестным, кто мог находиться в тот момент в здании из числа не принадлежащих к работникам Управления. На 12 часов следующего дня, по данным заместителя начальника УВД г. Самары Валерия Трофимова, достоверно было известно о 36 пострадавших и 16 погибших. В числе погибших – заместитель начальника УВД А.П.Суходеев и начальник управления охраны УВД П.Королев.

По данным, полученным из Самарской городской больницы им. Пирогова, сюда привезли 30 человек, из которых на больничной койке умерло 6, в том числе 1 женщина, 8 человек находятся в реанимации. В 3-ю городскую больницу поступило еще 7 человек, в 12-ю медсанчасть – 1 человек.

Еще 32 человека числятся пропавшими без вести

До сих пор никто не может достоверно указать на причину возгорания. Пока все указывают, что пожар начался в кабинете следователей отдела по борьбе с экономическими преступлениями. По разным версиям, возгорание началось из-за замыкания в электропроводке, перегоревшего компьютера… Среди причин называют и диверсию.

Что касается масштаба пожара, быстрому распространению огня по зданию вполне могла способствовать его ветхость. Огонь проносился по этажам с такой скоростью, что сидевшие в соседних кабинетах не всегда знали о том, что рядом уже бушует пламя. Достаточно было открыть дверь, и огонь моментально охватывал новые площади. Выйти в коридор для большинства не представлялось возможным. Спасаясь от огня, люди выпрыгивали из окон. Среди погибших были и те, кто разбился при падении.

Здание горело как свечка. Уже через два с половиной часа после начала возгорания, в 20 час. 25 мин., начали обрушиваться кровли и перекрытия с первого по пятый этажи.

На тушении пожара были задействованы 230 сотрудников пожарной безопасности. По непроверенным данным, приехали они сначала без воды и пожарных лестниц. Во время тушения пожара пострадали также два пожарных.

Пожар бушевал всю ночь. До утра пожарные пытались справиться с огнем. И к полудню следующего 11 февраля работы продолжались. Пожарные пытались спасти оставшееся имущество, расчищали развалы в поисках пропавших.

У здания на соседней улице Ст.Разина в клубе им. Дзержинского расположился оперативный штаб под руководством начальника облУВД генерал-майора милиции В.П.Глухова. Уже с утра сюда стеклось много людей из числа родственников пропавших без вести. Слез и рыданий слышно не было, но лица растерянные.

— Маша? Маша где? Я хочу Машу!

— Говорят она из окна выпрыгнула. Кто-то видел…

И все. Люди, работающие в милиции, привыкли сдерживать свои чувства. И до выяснения точных данных о пропавших и погибших стараются держаться.

Называть все фамилии пропавших без вести и погибших в оперативном штабе пока не хотели бы. Уже произошел трагикомичный случай, когда родственники услышали в числе погибших и родную фамилию. Лишь позже выяснилось, что человек этот выбрался из пожаров. Кроме того, до сих пор сотрудники не могут выяснить личности 4 погибших женщин.

Ночью на место происшествия сразу из аэропорта приехал губернатор Самарской области К.Титов. По его распоряжению областное УВД временно будет находиться в здании городского УВД. Еще две недели назад на коллегии областного УВД по итогам года Константин Титов распекал руководство УВД за плохую работу.


Пожар в УВД — оперативная информация

Пресс-служба Губернатора

Тел. 323330, 322481, 321790

11 февраля 1999 года

Информация на 6.00 11 февраля

Полк ГО в составе 60 человек приступил к расчистке завалов на месте сгоревшего здания УВД Самарской области. По данным на этот час погибли 14 человек, 30 находятся в больницах города.

Ночью на место происшествия сразу из аэропорта приехал Губернатор Самарской области К.Титов. По его распоряжению управление внутренних дел временно будет находится в здании УВД г.Самары. Создан оперативный штаб под руководством начальника УВД генерал-майора милиции В.П.Глухова.

Телефон штаба — 33 43 64. Здесь можно получить информацию о пострадавших.

Вчера из Москвы прибыла специальная комиссия МВД РФ. В течение дня пресс-служба будет сообщать вновь поступившую информацию.

(Взято с http://www.info.samara.ru/events/ )


СВИДЕТЕЛЬСТВА ОЧЕВИДЦЕВ


Дмитрий, сотрудник ФСБ:

Наше здание прямо рядом с УВД. А я вчера буквально на десять минут зашел на работу – сейчас в отпуске – и остался там до часу ночи. Мы паковали документы: готовились в случае чего к срочной эвакуации. Все происходящее рядом видели из окон – помочь ничем нельзя было. Страшное творилось… Крики… Беспорядка очень много было… Там же войдешь – и не выйдешь — везде перегородки… Выход практически один и тот через вертушку… У пожарных экипировка была недостаточная – струи воды были слабые.

У меня сокурсник Слава вчера пропал – два дня как в УВД перевелся. А дома я телевизор включил, смотрю: он на снегу лежит, лицо все черное… Нашел его в больнице, живой…

Сотруднице ОБЭП Самарского облУВД Марии Бегининой накануне трагедии, учитывая пятимесячную беременность, продлили больничный лист до следующего понедельника. Так что в день страшного пожара ей посчастливилось оказаться дома, а не на работе. Мария узнала о случившемся из СМИ и сразу же стала звонить коллегам домой. Пять человек отдела, находившиеся в этот день на рабочем месте, пропали без вести и до сих пор не обнаружены.


ЛУКИН АЛЕКСЕЙ ГЕННАДЬЕВИЧ,

программист финансово-экономического отдела УВД (в главном здании) – в 17 час. 55 мин., выйдя в коридор 3-го этажа, почувствовал запах дыма. Тут же замигало электричество, затрещала электропроводка. Он понял, что это пожар, и вместе с сотрудниками своего отдела (в основном, женщины) по запасному выходу выбрались на улицу (во двор). Все произошло мгновенно – через 5 минут с момента, когда люди поняли, что это пожар, пройти по этажу было уже нельзя: кабинеты и коридор заполнились удушливым дымом.

Спустившись вниз, во двор, они увидели пылающее со всех сторон здание. Стекла на окнах трескались, осколки сыпались на людей. Для них, к счастью, все обошлось благополучно. Но они стали очевидцами ужасной трагедии: те, кто остался на 2-4-м этажах, выбраться через дверь уже не могли и припали к окнам. Некоторые падали вниз, поскольку пламя и удушливый газ подбирались к ним вплотную.

Спасшихся сильно угнетало чувство беспомощности перед стихией, бушующим огнем и невозможность помочь оставшимся в здании людям.

Записано со слов.


Многие говорили, что видели на верхних этажах уже вовсю пылающего здания людей, которые закрывая руками лицо, очевидно, не в силах переносить нарастающего жара, кричали что есть сил: «Лестницу! Лестницу!» Но пожарные не могли им помочь, поскольку первые пожарные машины приехали с короткими лестницами.

При нас приехала в морг мать 29-летней дочери. Ее пригласили опознать не ее ли дочь погибла. Мать была вся белая. Сама идти не могла, ее вели под руки, видимо, родственница или подруга. Она села за стол и уткнулась лицом в стену, ничего не могла говорить.

Трупы лежат без ног, без рук. Тела обугленные. Запах ужасный. Три парня приехали опознавать друга. От них шел запах спиртного и глаза такие же стеклянные, как у той женщины. Сюда действительно в нормальном состоянии обычному человеку зайти нельзя.

В пресс-службе уже не хотели бы называть все поступившие к ним списки погибших, мотивируя это тем, что один из названных ими остался жив. И в тот момент, когда по местному радио сообщили о его гибели, родственники подняли вой, а он сидел еще у себя дома и пил чай.


«ПИРОГОВКА»

Большая часть пострадавших поступила в городскую больницу им. Пирогова. Вот что сообщил для “Комсомолки” главврач больницы Павел Николаевич Ромашев:

— Всего в больницу после пожара в здании УВД обратилось за помощью 33 человека. Первого пострадавшего привезли в 18.40 в состоянии клинической смерти, спасти его не удалось. За ночь скончались еще трое мужчин и одна женщина. “Пироговка” срочно произвела мобилизацию своих сотрудников. Зав. ожоговым отделением А.А.Филимонов примчался на работу с тяжелым бронхитом. Большую помощь оказали профессора Медицинского университета А.М.Савин и А.Н.Белоконев, слушатели военно-медицинского университета.

Последний пострадавший поступил в четверг в 12.05. К 15.00 одиннадцать человек находились в ожоговом отделении, десять – в реанимации интенсивной терапии, двое – в травматологии, по одному – в общей хирургии и нейрохирургии. Трое из поступивших ограничились амбулаторной помощью. Многие пострадавшие в очень тяжелом состоянии. У всех ожоги дыхательных путей.

Хорошо что в “Пироговке” был резерв медикаментов для оказания скорой помощи. Сегодня больница нуждается в больших шприцах, ингаляторах… Но помощь уже поступает, начиная от городского и заканчивая федеральным уровнем.


СПРАВКА

Когда построено в Самаре здание УВД?

Называют разное время – конец XIX века и начало 30-х годов нашего…

Сектор краеведческой библиографии областной научной библиотеки адресует нас к таким авторитетным источникам:

Книга “От крепости Самара до города Куйбышева” (Куйбышев, 1986 г.). Автор – А.Г.Моргун – главный архитектор города с 1965 по 1987 год.

“В тридцатые годы городской архитектурный фонд пополнился новыми оригинальными и цельными по своей архитектуре зданиями. К ним несомненно можно отнести административное здание Управления милиции на углу улиц Пионерской и Советской (ныне Куйбышевской)”, стр. 64.

Сборник “Самарская область”, 1996 г. Очерк Н.В.Мельниковой “Архитектура Самары”.

“В начале 30-х годов в Самаре… возводилось множество крупных общественных зданий: Дом связи (ул. Красноармейская, 17), Дом промышленности (угол улиц Красноармейской и Куйбышева, 139), Управление милиции (угол улиц Пионерской и Куйбышева, 42), Клуб имени Ф.Э.Дзержинского (угол улиц Пионерской и Степана Разина, 44, 46)”, стр. 354.

Бывали в этом здании пожары и раньше. Люди называют, например, время одного из них – начало 80-х годов. Но будто бы по причинам загорания велось только служебное расследование, об итогах которого народу доложено не было.

В Государственном архиве Самарской области на наш запрос ответили: “Управление внутренних дел области никакие свои документы нам на хранение ни разу не передавало”.


Областная больница им. Калинина, отделение токсикологии по оказанию помощи для больных с острыми отравлениями. Сюда 10 февраля поступили четыре пострадавшие молодые женщины — сотрудники УВД, получившие отравления угарным газом. Сейчас состояние трех из них оценивается как состояние средней тяжести.

35-летняя Эльвира Емелина, находящаяся на 3-м месяце беременности, кроме отравления получила ожог верхних дыхательных путей. Еще одно тяжелое последствие — глубокая психологическая травма — нарушены речевые функции.


По свидетельству очевидцев, пожар в здании начался значительно раньше, чем об этом сообщил дежурный ОблУвд. От пострадавших в больнице якобы известно, что уже в половине шестого они были вынуждены искать спасения от пламени.

Здание выгорело практически полностью, при этом в огне погибла большая часть милицейских архивов.

К месту трагедии были стянуты силы пожарной охраны трех городов — Самары, Новокуйбышевска и Тольятти, находящегося в ста километрах от областного центра. Огонь отрезал на 3 и 4 этажах значительное количество людей. Пожар перекинулся на крышу соседнего здания областного управления ФСБ, однако здесь огонь удалось быстро ликвидировать. Пожар удалось локализовать только к пяти часам утра, но тушение продолжалось вплоть до 10 часов следующего дня 11 февраля.

Происшедшая трагедия вполне может быть связана с ожидавшейся сменой руководства в городском УВД. Как раз накануне глава городской УВД В. М. Попов должен был оставить свой пост и перейти на работу одним из заместителей отделов в облУВД. НА состоявшейся в конце января коллегии областного УВД его работа была подвергнута очень жесткой критике не только со стороны его непосредственного руководства, но и самого губернатора Самарской области. После случившейся трагедии было сообщено, что полковник милиции Владимир Попов по-прежнему будет занимать должность начальника городского УВД.

Кроме того, на определенные размышления наводят и предварительные сведения о том, что пожар начался в отделе о борьбе с экономическими преступлениями. Однако какой-либо официальной информации на этот счет получить не удается.

Пожары случались в здании и раньше, но вся информация о них была закрыта в фонде УВД и ФСБ, велось только служебное расследование. В государственном архиве Самарской области корреспонденту «КП» в Самаре» сообщили, что отсюда несколько раз направляли запросы на хранении информации, но всякий раз получали отказы либо запросы вовсе оставлялись без ответа.


Трагедия, разыгравшаяся в Самаре 10-11 февраля, нашла немедленное отражение в новостях – в прессе, на телевидении, в Интернете. Ведущие информационные агентства опубликовали сообщения о пожаре в здании ОблУВД. Уже ранним утром об этом можно было прочитать на канале РБН (Российское Бюро Новостей), ИТАР-ТАСС, РИА-Новости, а также в других новостных ресурсах российской Паутины.

Видимо от растерянности перед лицом страшной беды и профессиональной молчаливости пострадавших в сообщениях огромное количество разночтений – от числа погибших, раненых и пропавших без вести (цифры постоянно изменяются и уточняются) до количества этажей (от 4-х до 6-ти).

В настоящее время расследуются две версии причин трагедии в Самаре, где почти полностью сгорело здание областного УВД: несчастный случай или возможность поджога.

Естественно, что трагедия такого масштаба не осталась вне поля зрения руководства МВД, премьер-министра и Президента России. В скором времени (уже сегодня!) в Самару начнут прибывать высокие чины МВД и сотрудники МЧС. Семьям погибших и пострадавшим будет оказана помощь.

P.S. 27 марта 1998 года в последний раз проводились специальные учения по противопожарной безопасности. И получили оценку “удовлетворительно”…


“Известия”

Число погибших на пожаре в Самаре исчисляется десятками

Здание областного УВД сгорело почти полностью

Виктор САДОВСКИЙ, Константин ЛАНГЕ, Андрей ГАВРЮШЕНКО.

Подобной катастрофы в Самаре не было, пожалуй, никогда. Пожар начался около шести вечера 10 февраля на втором этаже здания управления внутренних дел за несколько минут до конца рабочего дня. К месту бедствия тут же прибыли две пожарные машины, но пары брандспойтов оказалось явно недостаточно. Не хватало и лестниц для эвакуации десятков людей, которых бушевавший в здании огонь прижал к окнам. Пламя распространялось по деревянным перекрытиям и многочисленным пустотам в стенах старого здания стремительно — уже через 20 минут два этажа было охвачено огнем.

Вскоре к месту пожара начали стягиваться все пожарные подразделения города (всего в борьбе с огнем участвовали 45 машин, часть из которых прибыли из Тольятти и Новокуйбышевска), однако и они оказались не в силах переломить ситуацию. Сотрудники управления, как могли, покидали помещение — многие выпрыгивали прямо из окон. Большинство при этом разбились — у пожарных не оказалось требуемых для подобного способа эвакуации тентов. В известном смысле больше всего повезло обитателям СИЗО, находившимся во внутреннем дворике здания. Содержащихся в нем подследственных успели вывезти в числе первых еще до того, как в охваченном огнем здании начали рваться боеприпасы. Через час после начала пожара все пятиэтажное здание представляло собой огромный костер. Высохшие более чем за семьдесят лет (здание построено в конце 20-х годов) чуть ли не в пол-обхвата сосновые бревна, служившие перекрытиями этажей, горели как спички. Около 11 вечера еще горящие перекрытия через окна пятого и четвертого этажей северного крыла здания посыпались на улицу, грозя поджечь расположенные напротив деревянные строения. Пожарные были вынуждены направить часть лафетных стволов на противоположную сторону улицы и обдать дома ледяным душем.

Масштабы трагедии потрясают — по официальным данным, к шести утра число погибших насчитывало 9 человек, а еще 30 находились в реанимационных отделениях больниц города. Но уже к 12.00 выяснилось, что жертв намного больше — было объявлено о 18 погибших, 38 пропавших без вести и 35 госпитализированных. В числе погибших оказался и начальник следственного управления УВД области полковник Суходеев.

Сейчас из руин выносят обгорелые трупы, среди них есть и пожарные, потерявшие сознание от дыма. Здание и прилегающие к нему кварталы оцеплены милицией, перекрыто движение автотранспорта по улице Куйбышева, на которой находилось областное УВД. От самого здания остались лишь обугленные балки. Единственное место, куда не добрался огонь, — юго-восточное крыло здания, где размещается областное управление исполнения наказаний. Полностью выгорел информационно-вычислительный центр со всем своим банком данных. Сгорели архивы и многочисленные вещдоки, которые находились на исследовании в экспертно-криминалистическом отделе…

Уже ночью на пожарище прямо из аэропорта прибыл вернувшийся из Москвы самарский губернатор Константин Титов. Вчера во второй половине дня у губернатора прошло экстренное совещание, на котором определялась дата траура и механизм сбора пожертвований семьям погибших. Скорее всего, днем траура будет объявлена суббота, 13 февраля, когда пройдут общие похороны погибших (ожидается, что на них прибудет министр внутренних дел РФ Сергей Степашин).

К настоящему моменту есть три основные версии причин пожара. Одна из них традиционная: короткое замыкание в электропроводке. Вторая — неосторожное обращение с огнем. И, наконец, третья, к которой сейчас все больше склоняются специалисты, — поджог. В ее пользу говорит несколько фактов: по свидетельству очевидцев, перед тем как вспыхнул огонь, в здании были отчетливо слышны два громких хлопка, а незадолго до пожара управление спешно покинули два молодых человека с полиэтиленовыми пакетами.

Впрочем, пока это всего лишь версии. Тем не менее, многие самарцы считают, что несчастливую историю сгоревшего здания тоже нельзя сбрасывать со счетов. Пламя уже спалило его верхние этажи в 1977 году — и тогда пожар объяснили коротким замыканием.


«Коммерсантъ»

Милиционеры погибли, спасая заключенных

Всю ночь с 10 на 11 февраля бушевал огонь в здании УВД Самарской области. По предварительным данным, 22 человека погибли, около 60 получили ранения и ожоги, а судьба еще 30 остается неизвестной. Пожарные говорят, что во всем виновато замыкание в силовом электрокабеле. Спецслужбы отрабатывают версию о поджоге — здание загорелось сразу в трех местах, и в результате пожара сгорели все уголовные дела, в том числе возбужденные по результатам прошлогодней “зачистки” АвтоВАЗа, одной из самых громких операций МВД.

Здание областной милиции имеет своеобразную архитектуру: оно построено углом, в вершине которого находятся центральная лестница и главный вход, а кабинеты растянуты в два больших крыла. От сильного задымления лестница оказалась заблокированной. Сотни людей были отрезаны от пути к спасению.

Распространение пламени удалось остановить только к девять вечера, когда здание выгорело практически полностью. Огонь даже перекинулся на крышу соседнего дома, которое занимает областное УФСБ, но здесь его удалось сбить.

В огне погибли все документы и архив следственного управления (он находился на втором этаже), все дела, бывшие в производстве ОБЭПа (он занимал третий этаж). Правда, через один из выходов, который был дальше от очага пожара, удалось вытащить несколько компьютеров и какую-то технику.

Полностью пожар был потушен только в пять утра, когда от здания управления остались одни стены. Над пепелищем еще поднимался слабый дым. Еще ночью в Самару из Москвы прилетел губернатор области Константин Титов, который побывал на пожаре, а утром посетил больницу им. Пирогова. В больнице был введен строжайший пропускной режим, а всякие съемки и общение с пострадавшими исключены. Утром в расположенном неподалеку от областного УВД ДК им. Дзержинского стали собираться родственники пострадавших и сотрудники милиции, желавшие узнать о судьбе родных и знакомых.

Здесь составлялись списки погибших, раненых и пропавших без вести. На десять утра в списке погибших значилось 16 человек, пять из которых еще не были опознаны. Более 30 человек до сих пор считаются пропавшими. К середине дня число погибших достигло уже 22, но разбор завалов еще не был закончен, и эта цифра не может считаться окончательной.

Среди погибших немало женщин. Есть и высокие чины: например, начальник следственного управления областного УВД полковник Александр Суходеев. Практически наверняка в огне погибло и большинство сотрудников областного ОБЭП. Заживо сгорела и оказавшаяся в здании редактор газеты “Право” Валентина Неверова. Коллеги, ездившие в морг на ее опознание, говорят, что туда продолжают подвозить все новые трупы, и, по слухам, их число уже приблизилось к 50.

Выяснением причин пожара занимаются прокуратура, ФСБ и чрезвычайный штаб, возглавляемый начальником областного УВД Владимиром Глуховым. Ночью в Самару прилетела комиссия МВД, к концу вчерашнего дня сюда должен прибыть и сам министр Сергей Степашин.

Уничтожены бумаги АвтоВАЗа

Пока трудно сказать, мог ли пожар быть связан с чередой громких отставок в самарской милиции или с громкими делами, которые были возбуждены в Самарской области в последние несколько месяцев. Напомним, что весной 1998 года ушел со своего поста прежний начальник областного УВД Анатолий Андрейкин, и некоторое время спустя в прессе мелькала информация о том, что он обращался в МВД с бумагами, где излагал известные ему факты нецелевого использования бюджетных средств в эшелонах областной власти. Однако никаких последствий эта информация не имела. Естественно, после прихода к руководству областной милицией нового начальника в структурах УВД начался процесс замены некоторых ключевых фигур прежней “команды”. В частности, в очередной раз сменился начальник управления по борьбе с организованной преступностью, а недавно кадровые потрясения испытала милиция Самары: произошла замена главы горотдела по борьбе с экономическими преступлениями, а затем подал в отставку начальник УВД города. Да и над областной милицией в целом сгустились тучи: в конце января на коллегии областного УВД по итогам 1998 года губернатор Константин Титов подверг работу милиции резкой критике. Можно сказать, что в структурах УВД присутствовало некое напряжение, которое, впрочем, вообще характерно для деятельности силовых органов.

И уж наверняка у многих преступников были веские причины для уничтожения находившихся в здании документов. Особенно тех десятков уголовных дел, которые были возбуждены в прошлом году по результатам милицейской “зачистки” АвтоВАЗа. В ходе спецоперации межведомственной бригады было раскрыто 151 экономическое преступление, наложены штрафы на полмиллиарда рублей и более $8 млн, а с территории автогиганта вытеснены все криминальные структуры. Поэтому вряд ли сегодня можно с уверенностью отвергать версию о поджоге. В ее пользу говорят не только свидетельства о прозвучавших перед началом пожара взрывах, но и тот факт, что огонь распространился по зданию поразительно быстро, словно это было тщательно рассчитано. К тому же по пока не выясненной причине не сработала система оповещения о пожаре.

Впрочем, по официальной версии, загорание произошло из-за неисправности электропроводки. Говорят, что замкнул и воспламенился по всей длине силовой кабель. Что касается взрывов, то пожарные считают, что они раздались, когда огонь добрался до хранившегося в здании боезапаса. Кстати, в этом здании 12 лет назад уже был крупный пожар.

Штаб по ликвидации последствий ЧП находится в здании городского УВД. Сами милиционеры пока точно не могут сказать, где теперь их разместят. “Видимо, рассуют по райотделам, а начальство сядет в городском управлении”,- сказал один из оперативников.

Всплеска правонарушений в связи с тем, что все силы милиции были заняты в тушении пожара, в городе не зарегистрировано. Сейчас все райотделы и городское УВД переведены на усиленный режим несения службы.

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ,

Самара


Пресс-служба Губернатора

На месте пожара, в результате которого полностью сгорело здание УВД Самарской области, спасатели продолжают разбирать завалы. По уточненным данным оперативного штаба, на 12 часов 12 февраля установлено: 30 человек погибли, из них 19 опознаны, госпитализировано 35 человек, 7 из которых находятся в крайне тяжелом состоянии. 27 числятся без вести пропавшими.

Прощание с погибшими состоялось во Дворце спорта ЦСК ВВС в 11 часов. Гражданская панихида — в 14 часов.


«Российская газета», 13 февраля

Горе Самары — боль России

Сегодня здание УВД Самарской области по степени разрушения напоминает руины второй мировой войны. Работают спасатели МЧС. Случившееся потрясло даже побывавшего здесь вчера министра Сергея Шойгу.

Под обломками и пеплом остались лежать 52 без вести пропавших. Из Саратова, Пензы, Уфы прибыли отряды спасателей, пиротехников. Вся эта груда камня, земли, мусора, пепла будет тщательно просеиваться, чтобы не упустить ни один «вещдок». Знаменитый криминалист из Генпрокуратуры Соловьев, который работал над останками царской семьи, берет на себя идентификацию извлеченных частей тела. Задача стоит одна — восстановить имена без вести пропавших. Администрация области уже выделила 300 тысяч на срочное приобретение лекарств. Выделены необходимые средства для организации похорон. Сегодня на беду откликнулись все города и районы области. Готовы оказать помощь предприятия из других городов страны. Первые взносы поступили из Волгограда. Помощь идет из Москвы, Нижнего Новгорода, Ульяновска и других регионов. Завод «Самеко», испытывающий большие финансовые трудности, сумел выделить 500 тысяч рублей для оказания помощи. Депутаты губернской Думы решили перечислить свой месячный заработок в фонд поддержки правоохранительных органов, который помогает семьям погибших сотрудников милиции.

Официальная версия о коротком замыкании в компьютерной сети, которая и стала причиной пожара, представляется многим маловероятной. Народ склонен больше верить версии о теракте. Тем более что есть свидетели, видевшие двух парней, выбегавших из здания управления за 10 минут до пожара. Очевидцы также утверждают, что поджог начался сразу с трех сторон. Следом за вторым заполыхал весь третий этаж.

Находившиеся на 4-м и 5-м этажах Угрозыск и Следственное управление оказались полностью отрезанными от жизни. А уже через 15 минут все здание полыхало.

В милицейской среде упорно ходят разговоры о том, что местные криминальные структуры Пытались отомстить за большую активную работу, развернутую в конце прошлого года новым начальником Главного управления, генералом Владимиром Глуховым. Он уже отстранил от должности несколько «засвеченных» с ними старших офицеров. В отношении ряда сотрудников были возбуждены уголовные дела.

На январском расширенном заседании коллегии губернатор области К. Титов заявил, что его не устраивает качество работы Управления, подбор и расстановка кадров. Уровень преступности в прошлом году вырос на 10 процентов. Последовали серьезные кадровые изменения. Возникла угроза возврата ко многим уголовным делам, аккуратно сданных в архив. Обиженных оказалось немало. Может быть, они «скорешились» и решили доказать, во что может обойтись новому начальнику его ненужная инициатива. Правда, лишку хватили. Но это пока только версия.

И все же сколько бы версий ни существовало, их отработкой должны заниматься профессионалы. Жизнь 27 погибших уже не вернешь. А уроки из всего этого делать необходимо. С этой целью в Самару прибыла большая группа сыщиков во главе с первым заместителем министра внутренних дел Владимиром Страшко и заместителем министра внутренних дел Игорем Кожевниковым, заместителем директора ФСБ РФ Владимиром Проничевым. На подходе бригада спецов Генеральной прокуратуры. Работы им хватит под завязку.

Вячеслав БЕЛОВ, соб. корр. Самара


«КоммерсантЪ» 17 февраля

Президент вспомнил о трагедии в Самаре

Только через неделю после пожара в Самаре, унесшего более пятидесяти жизней, президент России подписал указ “Об объявлении траура”. 17 февраля на всей территории страны приспустят флаги, отменят концерты и развлекательные телепрограммы. Пресс-служба президента затруднилась объяснить, почему объявление траура затянулось. Ожидается также, что в этот день представители Генпрокуратуры сделают официальное заявление о причинах пожара.

Пожар в здании управления внутренних дел Самарской области унес жизни 51 человека: 44 погибли в огне, семеро скончались позже в больницах. Большая часть погибших женщины. Еще около 20 человек числятся пропавшими без вести. Всего от пожара пострадали 129 человек. По “странному” стечению обстоятельств, в огне погибли именно те сотрудники УВД, которые расследовали наиболее громкие дела, в том числе и те, кто имел отношение к знаменитой операции “Циклон” — “зачистке” АвтоВАЗа от криминальных структур и коррумпированных администраторов.

В том, что в стране должен быть объявлен траур, не сомневался никто. В самом МВД, по словам начальника управления информации МВД Александра Михайлова, траур начался еще в субботу.

Но общенациональное поминовение погибших затянулось до неприличия. В то время как на улицы самой Самары проститься с милиционерами вышли около 100 тысяч человек, администрация президента хранила молчание. Лишь после многочисленных публикаций в СМИ (только “Коммерсантъ” посвятил трагедии несколько статей, в одной из которых был задан прямой вопрос: почему не объявили траур?) окружение Ельцина вспомнило о трагедии национального масштаба. Кстати, в пресс-службе администрации президента так и не смогли объяснить, с чем была связана недельная задержка.

В наконец-то изданном указе глава государства выразил “скорбь по погибшим и соболезнования их родным и близким”. Борис Ельцин постановил объявить 17 февраля 1999 года днем траура в Российской Федерации. Учреждениям культуры и телерадиокомпаниям рекомендовано отменить развлекательные мероприятия и передачи в течение всего этого дня. Правительству совместно с органами госвласти Самарской области надлежит принять все меры по оказанию помощи семьям погибших и пострадавшим в результате пожара.

Как стало известно корреспондентам “Коммерсанта”, представители Генпрокуратуры, работающие на месте происшествия, готовятся 17 февраля доложить о причинах пожара. При этом вместо версии об умышленном поджоге, которая бытовала все эти дни, прозвучат, скорее всего, слова о коротком замыкании в электропроводке либо неосторожном обращении с огнем.

Уже установлено, что возгорание, с которого начался пожар, произошло в кабинете № 75, находящемся на втором этаже здания. Этот кабинет называют “штабным”, хотя он принадлежит следственному управлению. В момент возгорания в нем никого не было. Когда же из-под двери повалил дым, милиционеры ее выбили и натолкнулись на стену огня. Они попытались его тушить, но безуспешно. В это время в панике кто-то побежал в конец коридора и открыл дверь запасного выхода. Тут же возникла очень сильная тяга и огонь начал распространяться по коридору. Добравшись до центральной лестницы, огонь превратился в смерч и пошел наверх. Но даже это не объясняет, почему спустя 10-15 минут горел уже четвертый этаж другого крыла, в котором расположены кабинеты сотрудников управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. И вообще, выжившие во время пожара милиционеры утверждают, что в здании было одновременно несколько независимых друг от друга очагов. И иначе как поджогом они объясняться никак не могут. К тому же уже через несколько дней, как уже рассказывал “Коммерсантъ”, после пожара сотрудники областного УВД начали получать телефонные угрозы от бандитов: “Ментовка сгорела, и с вами найдем, как разобраться”.

ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ


«Трибуна» 17 февраля

Высоко над горем

Почему Ельцин летал в Амман, но не полетел в Самару

Завтра исполняется неделя самарской трагедии. Все эти дни стоит перед глазами остов здания, ставшего братской могилой для десятков сотрудников милиции, першит в горле от смрада и пепла. Неделю все выпуски теленовостей, все первые полосы газет начинались с этого: “Найдены… пропали без вести… похоронены…”

Даже в привыкшей к драмам и трагедиям России эта череда похоронных процессий, этот целый свежезаселенный квартал на самарском кладбище, как говорится, проняли каждого. Когда люди, выстоявшие недельную бессонную вахту у пепелища, мечтают найти хоть что-то от своего, родного и близкого человека — такая боль передается по самым черствым проводам.

Вот почему не уходят, остаются усталые вопросы: почему в стране не был объявлен национальный траур? почему не удостоили своим присутствием первые лица государства церемонию прощания с самарскими милиционерами? почему президент России не нашел сил и возможности обратиться к согражданам с самыми краткими словами? Ответы из Кремля мы едва ли услышим, но они, безусловно, есть.

Вывод первый. Население (те самые “дорогие Россияне”) и власть давно живут в абсолютно разных измерениях. Не умея ничего, не обеспечивая своих граждан ни мало-мальской работой, ни нормальными законами, ни даже пожарными лестницами и брандспойтами, власть с чего-то вдруг действительно числит себя элитой и пребывает так высоко, что не всегда успевает напустить на физиономию соответствующее моменту выражение. Вот и в этот раз со скорбью опоздали.

Да, премьер звонил трагической ночью самарскому губернатору, да, на похороны прибыл министр Степашин, да, президент распорядился помочь семьям погибших… Но как объяснить, что все это им просто положено по должности. Но есть и другая обязанность: уважать чувства своих сограждан и соответствовать им, особенно в самые горькие и тяж- кие минуты. И это не возвышенная болтовня — это норма! Представьте на секунду в подобной ситуации лидера иного государства. Мог ли Клинтон не выступить и не отдать дань лично десяткам государственных служащих, погибших на посту? Нет, не мог бы — это просто не укладывается в голове любого политика, действующего с оглядкой на общественное мнение.

Вывод второй: общественное мнение в России значит сегодня не больше, чем в эпоху лютого застоя.

Вырвавшись из кухонь и самиздатовских сборников, это самое “мнение” вскипело, побурлило на митингах и выборах — да опало безобидной пенкой. В эпоху, когда едва ли не на каждого политика есть том-другой компромата, когда на воротах не виснет ни брань, ни обвинения, явился новый тип государственного деятеля, абсолютно не зависимого от того, что о нем думают, говорят и пишут.

Президент Ельцин, собравшись с силами, едет на похороны короля Иордании. Как же: возможность хоть на несколько минуток соприкоснуться с мировыми лидерами, почувствовать себя “среди своих, великих”. При том, что каждый его визит на работу в Кремль подается в СМ И как новость №1. Если бы лидер государства думал об общественном мнении, мог бы» он найти силы лично выразить скорбь народу Иордании и не найти их, чтобы утешить собственных сограждан?

Вывод третий. Людей в России жалеют по ранжиру: чем выше пост — тем жальче. В этом плане президент, конечно, вне конкуренции. Вот очередная информация из Кремля с медицинским уклоном: в связи со свирепствующей эпидемией гриппа врачи настоятельно советуют Борису Николаевичу на пару недель воздержаться от поездок в Кремль (можно подумать, президент ездит на работу в чихающем и кашляющем метро). Почему бы подобные советы не дать голодным педагогам, медсестрам и пенсионерам? И многим другим? Жизнь в России — вообще штука вредная…

Вместо ответа на все эти довольно бессмысленные вопросы приведу последнее высказывание первого зам. главы кремлевской администрации Олега Сысуева: “Президент всегда поступает сообразно своему видению ситуации, сообразно ответственности, лежащей на нем… Президент всегда здоров настолько, насколько требуется от него по Конституции”. Поистине, разговор с глухим… Наложите это заявление на телекадры с самарского пепелища. Это тупое и самодовольное отношение власти к путающимся под ногами людишкам не прошибается ничем — ни слезами, ни словами, ни холодом, ни огнем.

Виктор КОНСТАНТИНОВ.


«ТРУД», 17 февраля

САМАРА В ШОКЕ

ПОЧЕМУ ПРОИЗОШЛА ЭТА ТРАГЕДИЯ?

Самара еще не вышла из шока, вызванного едва ли не самым жестоким из пожаров, которые когда-либо тут видели. Еще уточняется количество погибших сотрудников управления внутренних дел, все новые выявленные жертвы оплакиваются родными и близкими.

Пока еще называют «без вести пропавшими» тех, от кого ничего не осталось в полыхающем аду. Но все настойчивее задается вопрос: почему же такое могло произойти? Ведь сгорел штаб самарской милиции, вся жизнь которого, казалось, была строго упорядочена, подчинена четкой дисциплине. Нелепо погибли многие профессионалы, офицеры, не раз выходившие один на один с матерыми преступниками…

— Сигнал к нам поступил в 17 часов пятьдесят три минуты, вспоминает помощник начальника караула учебного центра Виктор Жуков. — Через три минуты были у здания УВД. Из окон второго и третьего этажей, валил дым…

Учебный центр по подготовке будущих пожарных, у которого тоже есть дежурные экипажи, находится на Хлебной площади. До здания УВД на пожарной машине — действительно три минуты. Пока водитель и исполняющий обязанности начальника караула Василий Гаврильчак устанавливали лестницу, Жуков с пожарным рукавом побежал к центральному входу. Навстречу из дверей вырвался человек, на котором горела одежда… Есть известное каждому правило: при пожаре — звонить. И лишь потом самому приступать к тушению. Тушить такое возгорание должны пожарные. Профессионалам надо помогать, но не подменять их. А в УВД сначала хотели погасить огонь своими силами, и лишь потом по прямому телефону передали сигнал о ЧП на пульт, пожарных…

Как ни быстро распространялись дым и пламя, за три минуты они не могли охватить два этажа. В коридорах и на лестнице Жуков увидел уже задохнувшихся и обгорелых людей. В том же коридоре валялись пожарные шланги и огнетушители.

Значит, офицеры, рискуя жизнью, сами боролись с огнем. Некоторых чуть не силком выталкивали из кабинетов: до последней минуты сотрудники УВД пытались спасти документы. Очевидцы рассказывают, что из окон летели какие-то бумаги. Когда и о собственной-то жизни думать было уже поздно, люди еще думали о служебном долге, о бумагах…

Капитан Юрий Назаренко, попавший в больницу после пожара, рассказывая мне о сослуживцах, говорил: «Умер как настоящий мужчина». Но почему настоящие мужчины должны умирать? Они ведь так нужны живыми в этой непростой жизни. Они дороже документов, самолетов, компьютеров, зданий. Мужество иногда, думаю, и в том, чтобы отступить перед стихией.

…Пожарные машины подходили к горящему зданию одна за другой. Но на весь полуторамиллионный город есть всего восемь автомобилей с лестницами, которые могут достать до крыши пятиэтажного здания УВД. Городу нужно еще минимум пятнадцать таких машин. Не купили, не оснастили — нет денег.

Для спасения людей использовались лестницы, которые устанавливались вручную и доставали лишь до третьего этажа. А потом пожарный, рискуя сломать себе шею, забрасывал «штурмовку» — дополнительную лесенку на четвертый. Вот так и спасал людей Василий Гаврильчак, вызывая восхищение даже видавших виды пожарных.

Пусть не закуплены автомобили с лестницами, но ведь пожарные могли натянуть хотя бы брезент для прыгавших с огромной высоты людей. Работники УФСБ, здание которого примыкает к милицейскому штабу, действительно стащили с какой-то из машин тент и таким образом пытались спасти сотрудников милиции. Пожарные так поступать не могли, потому что у каждого расчета есть определенные обязанности. И нет брезента — не предусмотрен табелем технических средств. Чтобы его натянуть, надо не меньше десятка здоровых мужиков, и то на спасение человека будет немного шансов — так говорят профессионалы. А экипажи машин укомплектованы лишь на половину. За рубежом в таких случаях используют спасательные рукава или надувные приспособления. Но они нам опять же не по карману. Остается главное — всемерно стараться не допускать пожаров. Но известно же — у нас гром не грянет — мужик не перекрестится…

Здание УВД обследовалось два раза — в 1997 и 1998 годах. Один раз успели обследовать даже в этом году, буквально за неделю до пожара. Выдавали предписания о нарушениях правил пожарной безопасности. Что предписывали те предписания, мне установить не удалось. Вешать «всех собак» на руководство УВД области пожарные не хотят. Наверное, это благородно и тоже «по-нашему». Но о выполнении предписаний можно судить по количеству ЧП. В январе прошлого года замкнула электропроводка, в апреле — загорелся один из кабинетов. Оба раза выезжали для тушения пожарные подразделения. С сотрудниками УВД не менее двух раз в год проводились пожарно-тактические учения и занятия. Причем с эвакуацией коллектива из издания. В общем, каждый должен был знать, куда «бечь», какие индивидуальные средства защиты использовать. А если судить по количеству жертв, люди были подготовлены плохо. Или не сразу оценили меру опасности, что, впрочем, тоже говорит о плохой подготовке.

Я первый раз в жизни почему-то захотел, чтобы все мы, когда заходит речь об опасности пожаров, становились хоть частично немцами. И следовали бы педантично инструкциям, даже если это грозит конфликтом с начальством. Глядишь, и звонок раздался бы на пожарном пульте при первом запахе гари. И сигнал об эвакуации прозвенел бы вовремя. И не было бы в кабинетах УВД по два-три слоя линолеума, при возгорании которого выделяется чуть ли не вся таблица Менделеева… Если предполагать уж совсем невероятное, может быть, не стояла бы тут, презрев запрещающие знаки, вереница личных машин, которые мешали экипажам пожарных развернуть лестницы. Они и сейчас облепили здание городского УВД, куда перебрался штаб областной милиции. Хотя стоянка, если верить знакам, запрещена. Впрочем, это «не для своих». И вообще — «мелочь». А для тех, кто погиб, уже вообще не имеют никакого значения ни эти машины, ни знаки, ни уголовные дела.

Жестокие уроки этого пожара относятся к нам, живым. Должны же наконец чему-нибудь научить эти страшные цифры: НА ШЕСТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ ПОГИБЛО СОРОК СЕМЬ ЧЕЛОВЕК, БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ — ДВАДЦАТЬ, в больницах находится шестьдесят три сотрудника УВД…

Вчера Самара проводила в последний путь еще шестерых сотрудников управления внутренних дел. Один похоронен на родине в Новокуйбышевске, остальные в окрестностях областного центра, на кладбище «Рубежное». В морге до сих пор не опознаны родственниками девять обгоревших тел…

Александр ПЕТРОВ, соб. корр. «Труда», САМАРА.


«Известия»

Самара: список жертв не исчерпан

Владимир ДЕМЧЕНКО, Александр ПУСТОВОЙ

— У него с собой были какие-нибудь отличительные вещи? — спрашивает следователь оперативного штаба, расположенного неподалеку от сгоревшего 10 февраля здания самарского областного УВД. — Цепочка какая-нибудь или часы…

Женщина рыдает навзрыд и качает головой. Оперативник пытается ее успокоить: «Может, еще жив. Вон сколько без вести пропавших…»

Но скорее всего, там, где раньше было областное УВД, живых уже нет. И те 27 человек, которые числятся пропавшими без вести, скоро пополнят списки погибших. От самого дома остался только чернеющий оконными прямоугольниками каркас. Все перекрытия рухнули, образовав груды камней и углей высотой до второго этажа. Даже если кто-то чудом не задохнулся, не сгорел и не был раздавлен, то он утонул или замерз. Такого количества воды, которое вылили сюда пожарные, хватило бы, чтобы пустить на дно несколько «Титаников».

События вокруг сгоревшего здания областного УВД в Самаре продолжают развиваться по нарастающей. Вечером 11 февраля в город прибыли спасатели МЧС во главе с министром Сергеем Шойгу. Развернув свой лагерь на улице Степана Разина, неподалеку от пепелища, спасатели приступили к разборке остатков здания. Около двух часов ночи были обрушены верхние этажи здания областного УВД. К работе приступили поисковые бригады с собаками. Только за первые часы работы из-под обломков было поднято несколько трупов. Вообще же к двум часам дня, согласно официальной статистике оперативного штаба по ликвидации последствий катастрофы, от огненной стихии погибло 30 человек. 19 из них опознаны, 27 числятся пропавшими без вести, 35 находятся в больницах города.

Кстати, большинство пострадавших — женщины, работавшие в раз личных отделах областного УВД. Погибли и руководители, в том числе начальник следственного управления Александр Суходеев, начальник милиции общественной безопасности Павел Королев, заместитель начальника паспортно-визовой службы Владимир Медведев. Еще ряд руководителей Самарского областного УВД либо находятся в критическом состоянии, либо числятся пропавшими без вести. Начальника УВД Владимира Глухова спасла любовь к творчеству Ларисы Долиной. Он вместе с сослуживцами ушел пораньше и во время трагедии был на концерте.

… В четыре часа дня 12 февраля усиленные наряды милиции вместе с работающими на завалах спасателями наглухо перекрыли все подходы к зданию. Жители окрестных домов были в срочном порядке эвакуированы. Выяснилось, что в подвалах здания находится склад и на нем — около 200 килограммов взрывчатки. Сейчас там работает группа разминирования из подразделения гражданской обороны Саратовской области.

Основными версиями возникновения пожара остаются замыкание электропроводки и поджог. По признанию самих очевидцев, возгорание произошло сразу в трех местах здания, однако многие действительно видели, как горела проводка.

В Самару прибыл заместитель министра МВД России генерал-майор Игорь Кожевников, который принимает участие в работе комиссии по выяснению причин пожара. К вечеру 12 февраля ожидалось прибытие и самого министра МВД Сергея Степашина, который должен принять участие в панихиде и похоронах жертв пожара. Прощание с ними пройдет в здании Дворца спорта ЦСК ВВС 13 февраля. Похоронены погибшие будут на кладбище «Рубежное», где для этого выделена специальная аллея. 12 февраля в Самарской области распоряжением губернатора Константина Титова объявлен день траура. Самара


Хроника событий публикуется на сайте администрации Самарской области: http://www.adm.samara.ru/press/uvd.asp

Фоторепортаж


К сожалению, не все ссылки на другие источники в этом материале продолжают работать. Досадно, что всевозможные модернизации сайтов, включая ресурсы областного правительства, потеряли архивные материалы, на которые прописаны ссылки.

«Самара today» сохранила для истории материалы того страшного дня. Первая наша лента новостей находилась по адресу: www.komprel.ru