Андреевский флаг с крейсера «Генерал Корнилов», про который писал барон Врангель и который в России считали утерянным, спустя десятилетия возвращается на родину. Долгие годы полотнище хранилось в семье лейтенанта, бежавшего из Советской России.

В поступке лейтенанта Нелавицкого в общем-то не было ничего особенного. Он просто до конца следовал присяге и Указу Петра, изданному в 1722-м году: «Надлежит вам беречь остатки кораблей, яхт и галер».

Когда русская эскадра во главе с крейсером «Генерал Корнилов» прибыла в Бизерту, молодой лейтенант, покидавший Россию на одном крейсере с бароном Врангелем, решил сохранить последний флаг Русского флота.

Льняное полотнище с голубым Андреевским крестом он берег 54 года, проведенные в эмиграции и, скончавшись в 74-ом году в Афинах, передал реликвию своему сыну Владиславу.

«Держать мне эту реликвию теперь, когда Андреевский флаг опять вернулся и реет на мачтах русских кораблей, было бы просто несправедливо и, может быть, даже подло. Этот флаг принадлежит родине», — считает Владислав Нелавицкий.

Квартира Владислава Нелавицкого — это музей памяти родителей. В годы голода и нищеты каким-то немыслимым образом они дали сыну приличное образование, отправив учиться в Рим. И Владислав Янович, получивший со временем пост директора крупной судоверфи, не забыл, кому он обязан своей карьерой. Фотографии матери, нансеновский паспорт отца, его увольнительные, нагрудные знаки, погоны, фотографии с матросской лентой и автографами членов экипажа, найденные случайно в лавке старьевщика — самое ценное, что есть в доме. Возвращая Андреевский флаг в Россию, Владислав Янович расстается не просто с музейным экспонатом. «Во время «черных полковников», когда отец умер, его хоронили в русской церкви. — вспоминает Владислав Нелавицкий. — Я покрыл его гроб этим флагом. Я знал, что он этого хотел».

Он уже было свыкся с ролью одинокого хранителя, как внезапно в России обнаружились родственники, которых Нелавицкий числил пропавшими в годы Гражданской войны.

Последний флаг, поднятый над боевым кораблем, покидавшим Россию в ноябре 20-го года, упомянут в записках барона Врангеля, некогда изданных в Берлине. Реликвия, долгие годы считавшаяся утерянной, возвратится в Россию, вероятно, уже в этом году. После торжественной церемонии будет передан на хранение в Морской музей Санкт-Петербурга.

Алексей Михалев

Вести.Ru