При авиазаводе № 1 школа ФЗО была организована в октябре 1943 года. Подростки, прибывшие из сел Куйбышевской области, были размещены в отремонтированных бараках Юнгородка и сразу же распределены по цехам. Училище готовило токарей, фрезеровщиков, слесарей, газосварщиков, медников, плотников…

Учиться, учиться и учиться

    Этот лозунг был очень популярным в советское время. Взятый из ленинской статьи «Лучше меньше, да лучше», написанной в 1923 году, он помог бывшей крестьянской России одолеть неграмотность и стать самой читающей в мире страной. Не потерял своей актуальности этот лозунг даже в трудное военное время.

    Война забрала на фронт многих дипломированных, умелых специалистов. На смену им пришли практики с большим опытом работы на производстве, но невысоким уровнем образования. Многократно возросшая программа выпуска военной техники требовала дополнительных рабочих рук. Для работы на заводах Безымянки была мобилизована сельская молодежь, как правило, имевшая за плечами лишь начальное образование при полном отсутствии опыта работы со сложной техникой. Таких парней и девчат направляли в ремесленные училища и школы ФЗО.

    При авиазаводе № 1 школа ФЗО была организована в октябре 1943 года. Подростки, прибывшие из сел Куйбышевской области, были размещены в отремонтированных бараках Юнгородка и сразу же распределены по цехам. Училище готовило токарей, фрезеровщиков, слесарей, газосварщиков, медников, плотников. Парней и девчат направили в соответствующие производства и закрепили за мастерами. Их обеспечили трехразовым питанием в заводской столовой, дали обмундирование, постельные принадлежности и стали учить профессии.

    В течение шести месяцев они должны были освоить основы металловедения, слесарного дела, познакомиться с устройством станков и оборудования и как можно быстрее включиться в работу.

    Бывшую колхозницу Катю Смагину направили в цех Шалфеева в группу газосварщиков. Когда она научилась держать в руках газовую горелку, стала просить работу по заданию. Но мастер опасался, что выполненная Катей сварка узлов самолета будет некачественной, и медлил с зачислением ее в рабочую группу. Тогда девушка стала практиковаться на сварке бросовых железок и отходов производства. Мастер оценил ее старание, стал доверять несложные детали, а потом перевел на сдельную работу. В феврале, через три месяца учебы, на производственной практике Катя впервые заработала 250 рублей. В марте получила 550 рублей, да еще ей дали премию за усердие. А в апреле, перед самым выпуском из школы ФЗО, она заработала 720 рублей – почти столько же, как и многие квалифицированные сварщики.

    Таких способных девчат и ребят в первом выпуске было немало. 58 человек – 60 процентов учащихся получили четвертый рабочий разряд, хотя их планировали обучить до третьего. Остальные тоже выполнили квалификационные нормативы и стали прекрасными производственниками.

    В мае 1944 года при заводе № 1 открылись ремесленные училища № 26 и 27. Из-за того, что помещения для теоретических занятий еще не были готовы, ребят сразу определили на производственную практику, и они постигали азы своих профессий в цехах. А теорию им преподавали прямо в общежитии, путем проведения бесед. Потом помещения для занятий дали, но они оказались тесными и неприспособленными. Преподаватели стали жаловаться на невнимательность заводских служб к нуждам училища. Это дошло до руководства завода, и директор В.Я.Литвинов издал специальный приказ о помощи заводской кузнице кадров.

    В нем говорилось об открытии еще семи классных помещений со всем оборудованием. О выделении еще 17 воспитателей для работы в общежитиях. Об открытии в столовой № 1 специального зала для учащихся РУ. А еще директор приказал радиофицировать общежития, обеспечить их необходимым инвентарем, открыть для учащихся свой клуб, построить на территории городка баню и прачечную и обеспечить их газовым отоплением. И все это в самые короткие сроки – до февраля 1945 года. Вот тогда и началась полноценная подготовка рабочих кадров для завода.

    Впрочем, на завод приходила молодежь не только из ремесленных училищ. На производство шли старшеклассники куйбышевских школ, надеясь получить хороший паек и приличный заработок. Многие были готовы продолжить учебу вечером после работы. Спрос на вечернее обучение был велик, и заводскому комитету пришлось поставить перед руководством завода вопрос об открытии школы рабочей молодежи.

    Летом 1944 года у проходных завода появились объявления о наборе учащихся в вечернюю школу с 5-го по 10-й класс. Для тех, кто давно прервал учебу, были организованы консультации для поступления в нужный класс.

    В школу записалось 450 человек, но на первое занятие в декабре пришло только 303 учащихся. А регулярно посещали ШРМ лишь 240 заводчан. Потом их стало еще меньше. Многие перестали ходить в школу из-за сверхурочной работы. Особенно трудно приходилось вечерникам из цехов, которыми руководили Калугин и Журавлев. Эти начальники не хотели знать про приказ Наркома авиапромышленности о создании условий для учащихся вечерних школ. Их пришлось поправлять.

    Были проблемы и с организацией учебного процесса. В школе не хватало преподавателей математики и иностранного языка. Не был укомплектован технический персонал. В школьном бараке не хватало канцелярских столов, табуреток, чернильниц. А туалет находился во дворе, на отшибе. Тем не менее те, кто хотел учиться, упорно продолжали ходить на занятия.

    1 августа 1945 года в школе начались выпускные экзамены. Особенно отличились выпускники 10-го и 7-го классов. На испытании по русскому языку и литературе более 20 учащихся получили оценку «5». Сварщик Сергей Карпович окончил школу с золотой медалью. Ученицы 9-го класса Чернис, Трахтенберг и Шнитман получили похвальные грамоты. Только на отлично закончили свои классы работницы завода Мурашова, Костромская, Зайцев.

    Оценив первые успехи работы школы, директор завода Литвинов премировал лучших учащихся и весь преподавательский состав. А самое главное – обещал в новом учебном году выделить школе новое здание с классами на 450 учащихся. И слово свое сдержал!

    Сотни выпускников заводской школы рабочей молодежи продолжили образования в техникумах и вузах Куйбышева. Многие из них стали дипломированными специалистами авиационной промышленности и пришли на инженерные должности завода № 1 – будущего «ЦСКБ-ПРОГРЕСС». Они внесли свой весомый вклад в создание космической техники.

При подготовке материала редакция использовала документы, опубликованные государственными архивами Самарской области, а также публикации заводской газеты «Сталинец»