Вешняя водополь скоро. Ведь встарь говаривали:

«На Матрену щука хвостом лед разбивает.»

   Звали Матрену еще и полурепницей. Отбирали в этот день из погребов половину репы на семена. Ведь бытовали на крестьянском столе испокон репа да капуста. А уж по весне, когда хлебные запасы были на исходе, именно каши из репы, кислые щи из капусты помогали крестьянскому роду дотянуть до лучка-зимняка, до щавеля и крапивы.

   В этот день крестьянки в последний раз использовали благодатное назначение снежного наста: спешили холсты «онастить». С этой целью они расстилали по чистому насту сотканные за последние недели льняные холсты — для отбеливания. Места для этого облюбовывали сразу же после Крещения: особую, защищенную от ветра, на солнечной стороне, площадку с крепким настом, которую называли «настищем» или «стлищем». Нерасторопные хозяйки, не успевшие к этому времени наткать полотен, тужили: «Чужие холсты постятся, а наших и в суровые не бывало «. Суровьем называли напряденную льняную нить, смотанную в клубок. Промедление в этих заботах влекло потерю «прибытка» незадачливой ткачихой, который она могла бы выручить на весенних торгах, загодя наготовив холстов.

   Своевременное и старательное отбеливание холстов на последнем насте было в эти дни основной заботой сельских ткачей. Проворных мастериц тканого дела нахваливали во всех поколениях: «Пряла и ткала — весь дом одевала». После серпа и мотыги для сельской женщины главным орудием труда был ткацкий станок. Если стан ломался, то ткачиха сама его и налаживала: «Все богородицы ткачи, а наполовину и плотники». Так говорили о мастерицах на все руки. Конечно, без Божией молитвы и помощи святой Матрены никакое дело у ткачих не ладилось. «Баба ткет, а Бог ей рубашку дает».

   В этот день крестьянки ставили свечу в церкви перед строгим образом, осуждающим нерадивых хозяек, — св.Матроной. Ее избрали покровительницей самого строгого и ответственного процесса в ткачестве — отбеливания новотканных холстов и льняной пряжи. Этот процесс дал название и изделиям, изготовленным из отбеленного холста. Говорили: «У нас белево на стлице», или: «Холсты постланы на белево». Бельем стали называть не только нательную, ночную одежду, но и постельные принадлежности.

   Особенно высоко у селян ценилось белье, собираемое в качестве приданого для невесты. Если в ее сундуке находились белокипенная одежда, постель, занавески, то это считалось признаком высокой опрятности невесты. Осенённые благодатью святой Матрёны-Наставницы, русские крестьяне щеголяли в белопенных сорочках и спали на белоснежных простынях…