Китай на пороге… демографического кризиса. Страна вскоре может стать нацией холостяков: по прогнозам официальной статистики, к 2020 году в Китае будет 40 миллионов одиноких мужчин.

Нехватка женщин связана с традиционными предпочтениями китайцев, которые всегда больше радуются рождению сыновей, а также с результатами жесткой политики контроля над рождаемостью.

На острове Хайнань (здесь самый заметный в стране половой дисбаланс) А Цзюнь с маленькой дочкой на бедре неторопливо движется к деревенскому колодцу. Ей 22 года, она донашивает второго ребенка, и все от нее ждут теперь только мальчика.

«Муж хочет сына, — говорит А. — Если будет все же девочка, придется пробовать еще. Я тоже хочу мальчика».

Это желание настолько велико, что готова даже заплатить штраф правительству за лишнего ребенка.

Она живет в деревне Пинлинь, в сердце холмистого тропического острова. Эта деревня — нагромождение бедных каменных домов, хозяева которых обрабатывают крошечные участки земли. В таких местах системы социального обеспечения не существует, и люди рассчитывают на то, что в преклонном возрасте их будут кормить сыновья.

«В таких деревнях мальчики ценятся, а девочки никому не нужны, — объясняет Хуа, подруга А. — Люди думают, что сыновья станут заботиться о них, когда они постареют. А когда девушка выходит замуж, она уже принадлежит другим. Она больше не член семьи».

В 1980 году китайское правительство ограничило размер семьи, запретив иметь родителям больше одного ребенка, чтобы предотвратить очередной демографический взрыв. Однако, по словам демографа Чжаня Цзэйу из пекинского Народного университета, недовольство сельского населения привело к смене этой политики в 1984 году.

«На большей части сельского Китая действует то, что мы называем политикой полутора детей, — говорит он. — Это значит, что если у молодой пары первенец мальчик, то они должны прекратить рожать детей. Если же на свет появляется девочка, то они имеют право попробовать еще раз».

Ультразвук

Все это привело к избытку юного мужского населения. На острове Хайнань соотношение числа мальчиков к числу девочек самое высокое в Китае: 135 к 100.

Как говорит Чжань Цзэйу, люди на Хайнане по-прежнему смотрят на жизнь с традиционной колокольни. «Социальное и экономическое развитие на Хайнане медленнее, чем в других провинциях на материке, — объясняет он. — Правительство не хочет развивать Хайнань, потому что он находится по соседству с Тайванем, и власти не хотят вкладывать сюда слишком большие средства».

По словам эксперта, существенный половой дисбаланс здесь не проявлялся до конца 1980-х кодов, когда стали широко распространены установки ультразвукового обследования и будущие родители получили возможность заранее узнавать пол своего будущего ребенка.

«Люди всегда хотят знать, будет девочка или мальчик, — говорит техник УЗИ Чэнь Дэ, сотрудник роддома городка Вэньчанг. — Мне часто предлагают деньги, чтобы я сказал».

По закону Чэнь не имеет на это права. Но, добавляет он, некоторые закон нарушают.

«До недавнего времени частные клиники имели ультразвуковые установки и могли сказать вам пол ребенка, — говорит техник. — Теперь их строго контролируют, поскольку вмешалось правительство. Но много установок сейчас и в нелегальных клиниках, так что люди делают УЗИ тайно».

Лишние мужчины

Если оказывается, что у молодых ожидается девочка, семья нередко соглашается на аборт, чтобы получить еще одну возможность зачать мальчика. Это тоже нелегально, но это останавливает немногих.

«Я не хотел девочку, а это был единственный способ», — говорит один человек, признавшийся в том, что он поощрял свою жену на аборт.

Уровень смертности новорожденных девочек на Ханане выше, чем в других местах. Одна врач-педиатр, попросившая не называть ее имени, объясняет, почему.

«Если мальчик заболевает, — говорит она, — его родители продадут все, что у них есть, чтобы спасти его. Если это девочка, то зачастую отношение совсем другое. Иногда они прекращают курс терапии и забирают младенца домой».

По ее оценкам, 70% новорожденных в ее роддоме — мальчики. А во всем Китае, по данным статистики, мальчиков каждый год на свет появляется на 2 миллиона больше, чем девочек. Когда подрастут, эти мальчики не смогут найти себе жен, и китайские власти предупреждают, что этот половой дисбаланс может привести к росту проституции, преступлениям на сексуальной почве и к практике перепродажи жен.

Будущее

Сейчас первое поколение детей, рожденных в годы политики одного ребенка, только достигает брачного возраста, и проблема лишних мужчин пока не стала общенациональной. Но во многих районах она уже встает в полный рост.

И деревня Пинлинь в этом смысле обгоняет время. Многие мужчины здесь уже сегодня не могут найти себе жен. Не из-за полового дисбаланса, а из-за того, что наводнения смыли плодородную почву деревни, и она стала беднее соседних.

В стране, в которой брак остается общепринятой нормой, репутация Пинлиня как деревни холостяков — это большой позор.

«У меня нет подруги, я не могу найти, — говорит, сильно краснея, 25-летний Сяо Мин, пытающийся сконцентрироваться на рубке бамбука. — Потому что я не могу нормально разговаривать и не понимаю, что такое роман».

У Цяо Лянгго, живущего в деревне старика, четверо сыновей. Трое из них не могут найти жен. Он клянет невезение, его глаза увлажняются, и он потирает морщинистый лоб натруженной ладонью.

«Сейчас в нашей деревне нет воды, нет риса, нет денег. Жену не найдешь. Плохая у меня судьба. Никто не хочет замуж за моих сыновей».

Сонце заходит, и молодые мужчины из Пинлиня играют в волейбол. Их возбужденные крики позволяют забыть об отсутствии женщин и о мрачном будущем деревни.

Она уже стала жертвой природного бедствия; теперь ей грозит социальное. Разница лишь в том, что последняя беда рукотворна.

Луиза Лим

Би-би-си, остров Хайнань, Китай

BBC.MMIV