Парадоксально, но в Год ребенка количество матерей-одиночек, брошенных мужьями без всяких средств к существованию, может побить все рекорды. В последние несколько лет стремительно растет число разводов, а вместе с ними и количество неплательщиков алиментов. Только в 2006 году в службу приставов было подано 2 млн. заявлений по делам об алиментах.

Служба судебных приставов-исполнителей по взысканию алиментов нуждается в кардинальных реформах.

Фото: НАТАЛЬЯ ГУБЕРНАТОРОВА

К уголовной ответственности за уклонение было привлечено примерно 25 тыс. человек. Такая неутешительная статистика была обнародована в конце прошлой недели. Эксперты убеждены: отцы никогда не стремились добровольно отдавать своим брошенным детям четверть кровно заработанных денег.

Но их заставляли это делать. Сегодня же российское законодательство настолько лояльно к неплательщикам, а судебные приставы настолько не заинтересованы в положительном исходе дела, что ситуация выходит из-под контроля. Правозащитники убеждены: спасти миллионы малышей поможет лишь алиментный фонд, созданный из бюджетных средств. Но, увы, чиновники пока не готовы взвалить на свои плечи груз взыскания компенсаций с эгоистичных отцов.

Более 10 млн. российских детей живут в неполных семьях и вправе рассчитывать на алименты. Но по экспертным оценкам, более 90% этих детей не получают денежной помощи от ушедшего из семьи родителя. В службу судебных приставов ежегодно поступает до 2 млн. подобных заявлений, причем в 90% случаев – от женщин. Эксперты убеждены: скорее всего, эти цифры занижены.

Размер алиментов на одного ребенка должен составлять 25% от дохода родителя, на двух детей – около 30% и на трех детей – до 50% соответственно. Увы, эти цифры существуют лишь в законодательных документах. На практике часто оказывается, что доходы супруга после развода резко уменьшаются.

Воздействовать на бывшего супруга, скрывающего свой истинный доход, можно. Но дело это долгое и утомительное. Суд может обязать отца выплатить алименты либо из имущества, либо со счетов, которые у него есть в банках, иных кредитных организациях, возможно, даже за рубежом. Но сначала наличие этих дополнительных источников надо доказать путем многочисленных запросов. В итоге разбирательства могут продлиться и до совершеннолетия ребенка, когда алименты уже не положены.

Эксперты убеждены: в росте неплательщиков алиментов повинно отечественное законодательство и легкомысленное отношение судебных приставов к работе.

Уголовный кодекс предусматривает за злостное уклонение от уплаты алиментов обязательные работы на срок от 120 до 180 часов, арест на срок до трех месяцев либо исправительные работы до одного года. Это теоретически, а практически максимум, что грозит уклонисту – удержания из заработка. Сумма получается копеечная, поскольку высчитывается из официального размера зарплаты. И ради этих копеек, по мнению г-на Гонтмахера, судебный пристав палец о палец не ударит. Уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань считает, что работа судебных приставов-исполнителей по взысканию алиментов требует кардинальных изменений. Производство по делам отцов-уклонистов составляет 10% от всей деятельности Федеральной службы судебных приставов, но количество жалоб в ведомство на недобросовестную работу приставов по данной категории достигает 25%.

Психологи убеждены: беда еще и в том, что российские мужчины воспринимают алименты как наказание, от которого во что бы то ни стало нужно убежать.

Проблема уклонения от уплаты алиментов сегодня стоит в России настолько остро, что требует немедленного вмешательства государства. «Нужно создать алиментный фонд, – заявил «НИ» Алексей Головань. – Такая система исключает возможность задержки выплаты средств на содержание детей и гарантирует им ежемесячную материальную помощь. Государство выплачивает деньги на содержание детей, и при этом к нему переходит право на взыскание алиментов. Отец-уклонист становится должником государства, а это уже серьезнее, чем долг бывшей супруге».

Конечно, создания одного алиментного фонда недостаточно для решения этой проблемы. Комитет по делам женщин, семьи и молодежи видит главным препятствием неопределенность источников финансирования. Возможно, деньги в фонд будут поступать в виде так называемых «пошлин по делам о расторжении брака» – суммам, которые семейные пары выплачивают государству при разводе. Эксперты убеждены: работать такая система будет, но только если ее создадут в самое ближайшее время.

Весь материал на страницах «Новых Известий».

"Новые Известия"