В России наконец-то прошли выборы, на которых победил Владимир Путин. Великая суета и предвыборные склоки закончились, все стало ясно и встало на свои места. Однако в политической тусовке до сих пор не утихают споры: что на самом деле подвигло Путина отправить не столько кабинет, сколько его главу Михаила Касьянова в отставку до выборов? Ответ до сих пор неясен по двум причинам: во-первых, нового экономического курса кабинета как не было, так и нет, а во-вторых, все более подтверждается информация о том, что выбор на кандидатуру Фрадкова пал лишь за несколько дней до назначения премьера. И все бы ничего, если бы определенные факты не указывали на принципиальность для руководства страны произведенных преобразований.

Правительственные источники утверждают, что Касьянов пытался подать в отставку и определиться со своей судьбой еще в августе 2003 года. Но Президент твердо сказал, что разберется с главой кабинета только после выборов, не раньше.

Во второй раз бывший премьер встрепенулся в октябре, после ареста Михаила Ходорковского. Тогда практически вся отечественная политтусовка начала говорить о скорых грядущих переменах в правительственном руководстве.

Внутренне смирившись с мыслью о том, что отставка неизбежно случится, Касьянов в октябре написал заявление об уходе, отправил его Путину и на следующий день, в субботу, не явился на традиционное совещание Президента с Правительством и силовиками. Путин совещание перенес, вызвал Михалыча и сказал: «Вы уйдете тогда, когда я скажу», — сообщил источник «РВ» во властных структурах. И так до самого Нового года никто даже не пытался усомниться в перспективах Михал Михалыча до президентских выборов. Даже первую встречу с депутатами Госдумы Касьянов провел очень патерналистски, всем своим видом убеждая народных избранников о своем всесилии. Даже назначения на посты руководителей думских комитетов не обошлись без участия Касьянова.

После январских праздников, отгуляв отпуск на горнолыжном курорте в Австрии, Михал Михалыч 8 января вновь явился в Кремль с просьбой прояснить ситуацию со своим трудоустройством. В Кремле, видимо, не хотели портить послепраздничное настроение премьеру. И Президент вновь якобы пояснил Касьянову, что до выборов говорить о каких-либо отставках преждевременно.

Затишье длилось до 21 февраля. В тот день, по слухам, Владимир Путин вызывал к себе вице-премьера Алексея Кудрина и неожиданно поручил ему представить в ближайшие дни свое видение нового Правительства, главой которого и станет непосредственно Алексей Леонидович. По информации из окружения вице-премьера, Кудрин появился в Белом доме окрыленный. Перво-наперво он посадил своего ближайшего помощника Сергея Павленко «рисовать квадраты» — то есть определять кандидатов и структуру нового кабинета министров. И помощник не без интереса взялся за это. Но чиновничий восторг у главы Минфина длился недолго.

По имеющейся информации, на следующий день, 22 февраля, Президент вызвал к себе Касьянова и поставил его в известность о принятом им решении отправить в отставку весь кабинет, причем озвучил это в жесткой форме. Михал Михалыч пробовал прояснить для себя, почему Владимир Владимирович принял это решение до выборов, однако разговора не получилось, и собеседники расстались холодно.

А дальше началось вроде бы необъяснимое.

24 числа Путин отправляет Правительство в отставку и назначает Виктора Христенко исполняющим обязанности главы кабинета. Это решение заставило Кудрина не на шутку обеспокоиться не только своей премьерской судьбой, но и министерскими перспективами вообще. А его ближайший помощник Павленко растерянно ходил по кабинету в Белом доме, возглашая: «Мы так не договаривались!». Всю неделю политологи гадали: кто же, кто возглавит Правительство? Вероятно, об этом думал и сам Президент. За день до назначения он будто бы не имел четкого мнения по кандидатуре будущего премьера, и выбор предстоял между Сергеем Ивановым или Дмитрием Козаком.

Как сообщает источник «РВ», Владимир Владимирович в определяющий момент вызвал к себе Козака и якобы сказал: «Назначу либо тебя, либо Иванова, но фигура Иванова — плохая для Запада; так что, скорее всего, тебя». Козак сначала скромничал и отнекивался, но потом согласился и сел писать бумагу по составу и функциям нового состава Правительства. Вскоре к Президенту зашел заместитель руководителя Администрации Игорь Сечин и сообщил, что возможной хорошой кандидатурой мог бы стать министр -посланник по делам ЕС в лице Михаила Фрадкова. Предложение было нестандартным, и на этом в конце концов порешили.

В тот же день, по слухам, Владимир Владимирович позвонил Михаилу Ефимовичу в Брюссель. На следующий день премьерское назначение состоялось. Структура кабинета, предложенная Козаком, была принята за основу и выдана за результат совместной кремлевско-фрадковской работы. В Правительстве появилось несколько «псевдоправительств» во главе с Грефом, Кудриным и Христенко, а многие касьяновские люди окончательно распрощались со своими должностями в госаппарате.

Однако что же случилось в промежуток с середины января по 20 февраля? Что так резко изменило планы Президента по отставке Михаила Касьянова? Немногие готовы распространяться на эту тему. Однако, по имеющейся информации, на настроение главы государства и его окружения вновь повлияла история с «ЮКОСом», а точнее, с ее акционерами. Якобы один из собственников компании, проживающий сейчас за границей, в конце января в беседе с людьми в Израиле высказывал мнение, что «Папа» (то есть Путин) неуправляем, что бизнесу от него — хуже некуда, что политически, например, с помощью Хакамады «Папу» не убрать. И как было бы хорошо, чтобы он «куда-нибудь делся». Тогда бы новым «Папой» стал Касьянов, у которого с «ЮКОСом» проблем нет. Но, увы, якобы сказал бизнесмен, после выборов и Касьянова не будет.

Спустя некоторое время информация о беседе дошла до Кремля — во всяком случае, до окружения Владимира Владимировича. Некоторые горячие головы могут предположить, что это был пространный намек на вполне определенное действие. У нас в России так часто бывает. Президента хорошо охраняют. Вспомните комментарий Невзлина на замораживание счетов в Швейцарии: «Это не последние 5 миллиардов». Естественно, предположений может быть масса, но не просто так держат Михаила Ходорковского полгода под арестом, чтобы потом выпустить с назначением условного срока за манипуляции с налогами. При этом, по информации, находящейся в совместной разработке Моссада и российских спецслужб, на нужды тех, кто готов был совершить покушение на главу государства, некоторые акционеры «ЮКОСа» выделили более 200 млн. долларов США.

По слухам, «сосватать» это дельце пытались одной из организованных преступных группировок, имеющей дагестанские корни. Российские спецслужбы официально уведомили своих коллег в Израиле о том, что проживающие там крупные акционеры «ЮКОСа» могут предпринимать действия, направленные на дискредитацию руководства России в глазах мирового сообщества, а также оказывать спонсорскую помощь общественно-политическим силам, добивающимся смещения нынешнего главы государства и дестабилизации обстановки внутри страны.

По мнению анонимного источника «РВ», «заказ» был необходим для того, чтобы в случае любого инцидента обязанности Президента по Конституции до следующих выборов исполнял бы премьер — Михаил Касьянов.

Можно смело сказать, учитывая осторожность Михаила Касьянова, что сам он о подобных планах и разговорах и слыхом не слыхивал. Однако его симпатии к «ЮКОСу» известны. Следуя возможной логике, окружению главы государства следовало незамедлительно вывести Михал Михалыча из игры еще до выборов, поставив вместо него человека без связей, команды, а главное — послушного.

Таким образом, выбор Кремлем Михаила Фрадкова логичен: за ним никто не стоит, его окружение — люди Путина, у которых сегодня есть реальная власть: силовой ресурс, бюджет, Администрация, СМИ. По крайней мере, политической логики и рациональности в таком развитии сюжета достаточно.

Слава Богу, ныне все спокойно. Команда держит языки за кремлевскими зубцами. Президент жив, здоров и, как всегда, энергичен. И Правительству есть чем заняться.

Александр ОСОБЦОВ.

«Российские вести»

24 — 30 марта 2004 г.

11 (1719)

"Российские вести"