6 марта 1910 года многие любители парусного спорта пришли в Пушкинский сквер. Здесь, в помещении самарского яхт-клуба состоялось собрание, которое завершилось организацией воздухоплавательного отдела при яхт-клубе.

Время терять даром не стали. Совместно с обществом народных университетов пригласили приехать в Самару и прочитать в марте две лекции по воздухоплаванию профессора Г.И. Тираспольского.

Интерес к авиации в эти годы рос по всей России и приводил к созданию подобных общественных организаций. В немалой степени этому способствовал полет Сергея Уточкина в 1907 году на воздушном шаре, а в марте 1910 года и на самолете. Министр Внутренних Дел Петр Аркадьевич Столыпин не исключал возможность применения воздухоплавательных аппаратов для совершения террористических актов против императора. Поэтому довел до сведения всех губернаторов, что «особая междуведомственная комиссия по вопросу о средствах борьбы с возможным использованием воздухоплавательных аппаратов, между прочим, признала необходимым безусловно воспретить производство полетов в пределах Императорских резиденций». Министр Внутренних Дел рекомендовал губернаторам при регистрации аэроклубов включать в их устав соответствующую статью.

В Самаре дело до организации аэроклуба не дошло. Лишь в 1913 году в город прилетел летчик Красильников, который совершал показательные полеты, поднимал в воздух желающих. Среди них был и присяжный поверенный А.Г. Елшин, о чем сделал запись в своем дневнике. К сожалению, Александр Григорьевич не написал, какое впечатление произвел на него этот полет. А видеть аэропланы едва ли не каждый день самарцы смогли в 1918 году, когда в город пришли белочехи, и авиация стала использоваться в разведке и даже в бомбардировке волжских судов.

Самара today